Фонд исследований
исламской культуры

Тартил

2016 Апр 17

Тартил – коранический термин, означающий чёткое, правильное, размеренное, неспешное и мелодичное чтение текста Священного Корана, правила которого были разъяснены в жизнеописании и сунне Пророка (да благословит Аллах его и род его!): посредством преданий (хабар, асар) эти правила проникли в лексикографическую литературу и были признаны наилучшими описаниями для каждого слова. Так, в одном из преданий сказано: «В словах Посланника Аллаха (да благословит Аллах его и род его!) заключалась напевность» (Абу Да’уд 4, с. 260; Ибн Аби Шайба 5, с. 300).

Слово тартил представляет собой масдар второй породы от арабского корня ратталя («петь, читать нараспев»), начиная с самых ранних этапов в различных контекстах включавшего в себя понятие систематичности, упорядоченности, пропорциональности, последовательности, непрерывности, гармоничности, согласованности, соответствия, сочетаемости, красоты, насыщенности и размеренности. На основании использования слова тартил в Коране, а затем и в хадисах, к этим значениям прибавились такие как «красивое построение речи», «изъяснение невычурным языком», «ясное выговаривание букв», «плавное, спокойное и чёткое чтение», «неспешное, плавное и размеренное чтение», «медленное, мягкое, спокойное и членораздельное чтение» (см.: Зайд б. ‘Али, с. 352; Табари 29, с. 80; Туси. ат-Тибйан 10, с. 162; Рагиб, с. 341; Майбуди 10, с. 261; Абу-л-Футух 11, с. 298; Ибн Манзур, «Раттала»).

В Священном Коране слово тартил и производные от него используются четыре раза в двух мекканских айатах. С одной стороны, в ответе на вопрос иноверцев о том, почему Небесная Книга мусульман, в отличие от иудеев и христиан, не была ниспослана за один раз, в уста Всевышнего Аллаха вкладывается форма прошедшего времени от тартил («Различение», 25:32). Это «чтение» (тартил) некоторые комментаторы понимали как подробное объяснение, а большинство из них — как перманентное, постепенное и безостановочное низведение коранических айатов и сур в течение всего периода служения Печати Пророков (см.: Табари, Туси. Там же; см. также: Замахшари, Табарси, Табатабаи на соответствующий айат; Файз 2, с. 224—225). Однако подобное понимание, несмотря на его популярность (см.: Ибн Джаузи. ат-Тамхид, с. 61), не является истолкованием выражения упомянутого айата «и Мы читали его по порядку», но основывается на структуре предложения и смысловом сходстве с фразой «И вот так» (казалика) в тексте священного айата (см.: Бакули 2, с. 970; ср.: Карши 3, с. 54), что проясняется в других коранических айатах (см.: «Перенес ночью», 17:106; «Человек», 76:23). Если отталкиваться от внешней формы фразы «и Мы читали его по порядку», то в ней говорится о способе чтения Корана во время его низведения благородному Пророку (да благословит Аллах его и род его!) (см.: Ибн Кутайба, с. 262; см. также: Рагиб. Там же; Замахшари на соответствующий айат; Ибн Джазри. ан-Нашр 1, с. 208). Пророк сказал: «Весь Коран был ниспослан мне айат за айатом, буква за буквой (отчётливо и слово за словом)» (Халаби 1, с. 260). С другой стороны, подчеркивая необходимость сохранения его точности и правильности соблюдения его предписаний (Замахшари 4, с. 152; Хазин 6, с. 138; Ибн Джазри. ат-Тамхид. Там же; Алуси 104, с. 28; Шаукани 5, с. 316), Пророку (да благословит Аллах его и род его!) и всем мусульманам даётся повеление рецитировать Священный Коран неспешно и чётко («Завернувшийся», 73:4). По общему мнению комментаторов (см.: Табари, Туси, Замахшари, Табарси и др., комментарий на соответствующий айат), данный айат определяет, рекомендует и утверждает тартил как одобряемый Богом способ чтения и рецитации Священного Корана — тот самый способ, заповеданный благородному Пророку (да благословит Аллах его и род его!) и выраженный фразой «Читай Слово Аллаха!» в момент ниспослания Небесной Книги. Сам Мухаммад говорил: «Любимый Всевышним Аллахом способ чтения Корана — тот, в котором он был ниспослан (Ибн Джазри. ан-Нашр. Там же; более подробную характеристику тартиля см.: т. 1, с. 207—208).

Хотя слово тартил и было известно носителям арабского языка ещё до ниспослания Корана, асхабы считали его кораническим термином, ставшим, поэтому, предметом многочисленных вопросов (см.: Табари 7, с. 222), на которые Мухаммад отвечал в своих высказываниях, деяниях и пояснениях. Так, он говорил: «Тартил — это то, когда при чтении Корана все буквы и слова произносятся красиво, изящно и отчётливо» (Суйути. ад-Дурр 6, с. 277). Кроме того, все стоявшие близко к благородному Посланнику (да благословит Аллах его и род его!) описывают его манеру чтения Корана, как «чтение ясное и выразительное, изящное и понятное, чётко отделяющее одну букву от другой» (Тирмизи 5, с. 182; Ибн Джазри. ан-Нашр 1, с. 208; Суйути. ал-Иткан 1, с. 298). При этом при желании слушатели могли сосчитать количество букв в каждом слове (Замахшари 4, с. 152). Более того, асхабы рассказывали своим последователям (таби‘ун), что манера чтения благородного Пророка (да благословит Аллах его и род его!) была «протяжной» (мадда’), то есть медленной и растягивающей слова. Например, в басмале имена «Аллах», «Рахман» и «Рахим» он произносил медленно и протяжно (Бухари 19, с. 42; Ибн Касир 7, с. 142; Ибн Джазри, Суйути. Там же). Далее, супруги благородного Пророка (да благословит Аллах его и род его!) сообщают, что Мухаммад никогда не соединял следующие друг за другом айаты, даже если они были короткими, как, например, начальные айаты суры «Хамд», и всегда делал паузу между ними (см.: Табарси 9, с. 569; Ибн Касир. Там же). Кроме того, каждую кораническую суру он читал настолько протяжно (ба тартил), что она оказывалась гораздо длиннее, чем сура, более объёмная по сравнению с ней (см.: Тирмизи 2, с. 212; Ибн Касир, Ибн Джазри. Там же).

Устные и практические объяснения термина тартил, данные благородным Посланником (да благословит Аллах его и род его!), так или иначе, нашли отражение в высказываниях и действиях его последователей (асхабов) (см.: Табари 29, с. 80; Туси 10, с. 162). Наиболее известной является исчерпывающая характеристика имама ‘Али (мир ему!), понимающего тартил как «выдерживание пауз и чёткое произнесение букв» (Газали 1, с. 326; Файз 2, с. 225; см. также: Настоящая энциклопедия, «Таджвид»). Остальные имамы ахл-е бейт (мир им!) тоже подчеркивают, что Коран не следует читать быстро и поспешно, но медленно и слитно (см.: Кулини 2, с. 617): смирение, благоговение, спокойствие и умиротворённость они считают необходимыми условиями тартиля во время чтения Корана (Маджлеси. Бихар 20, с. 92) и рекомендуют, чтобы «при продолжении чтения Корана ваши душа и сердце были согласны с вашими гортанью и языком» (Там же, т. 92, с. 216).

Секрет подобных высказываний относительно тартиля, прежде всего, кроется в абсолютном соответствии этого способа чтения достоинству Священного Корана, а также величию, благородству и мощи Слова Аллаха. Так, сразу после слов «… и читай Коран чтением» следует фраза «Мы пошлём тебе слово тяжёлое» («Завернувшийся», 73:5), в которой под «тяжёлым» (сакил) подразумевается «благородный» и «величественный» (Зайд б. ‘Али, Туси, Шаукани. Там же). Кроме того, благородный Пророк (да благословит Аллах его и род его!) самым «сладкоголосым» чтецом Корана называл того, кто во время чтения Корана всем своим видом и голосом являет страх перед Аллахом (Суйути. ад-Дурр. Там же). Вторым немаловажным обстоятельством является создание предпосылок для размышления над Кораном (тадаббур) на различных уровнях и в соответствие со степенью понимания и знакомства чтеца с Великим Кораном (см.: Газали 1, с. 326—327; Суйути. ал-Иткан 1, с. 367; Маджлеси. ‘Айн 2, с. 217). Так, во многих хадисах подчёркивается: «Когда вы начинаете читать какую-либо суру, не стремитесь дочитать её до конца» (см.: Хазин, а также Суйути. ад-Дурр. Там же; Кулини 2, с. 614; Бухрани 4, с. 397; Маджлеси. Бихар 92, с. 215). Даже Ибн ‘Аббас, подчеркивая необходимость медленного и слитного чтения Корана, рекомендовал за один приём ограничиваться чтением 3, 4 или 5 айатов (Багави 5, с. 469; Хазин 6, с. 137; Суйути. Там же). Сам он поступал именно так, говоря: «Прочтение сур “Корова” и “Семейство ‘Имрана”, сопряжённое с размышлением, я предпочитаю полному прочтению Корана, исполненному наскоро и наспех» (см.: Табарси. Там же). Ибн Мас‘уд подобным же образом относился к распространившемуся в его времена новшеству быстрого и спешного чтения Корана (Бухари 19, с. 41; Багави. Там же; Ибн Касир 7, с. 143; Суйути. ал-Иткан 1, с. 298).

Имам Джа‘фар Садик (мир ему!) говорил: «Я не одобряю, когда полный цикл чтения Корана завершают меньше, чем за месяц» (Кулини 2, с. 617). Он также однажды сказал: «Во время рецитации Корана в ответ на обращения “О люди!” и “О вы, кто уверовал!” говорите “Слушаю и повинуюсь, наш повелитель!” (лаббайк) (Туси. Тахзиб 2, с. 124; см. также: Заркеши 1, с. 450: Лаббайка рабби ва са‘дайк), а всякий раз, когда дойдёте до одного из «райских» айатов, просите его исполнения у Всевышнего Бога; когда же дочитаете до айата, посвящённого загробным мучениям, ищите убежища от него у Милостивого Господа» (Кулини 2, с. 617, 618; Туси, Табарси. Там же; см. также: Заркеши. Там же; Маджлеси. Там же, т. 67, с. 342—343, т. 78, с. 74).

В связи с проблемой тартиля всегда возникал вопрос о размышлении над смыслом Корана (тадаббур) (см.: Ибн Касир 7, с. 142; Киртаби 19, с. 37; Заркеши 1, с. 449—450; Ибн Джазри. ат-Тамхид, .с 61, ан-Нашр 1, с. 208—209; Суйути. Там же, т. 1, с. 299—300). Последнее даже включалось в характеристику тартиля (см.: Абу-л-Футух 11, с. 298). Муджахид, известный комментатор, относящийся к поколению последователей сподвижников Пророка (таби‘ун), говорил: «Самыми любимыми по части чтения Корана перед лицом Всевышнего Аллаха являются те, кто больше и лучше понимает известия Аллаха» (см.: Абу Ляйс 3, с. 416).

Наряду с размышлениями над внешней формой и смыслом Корана, одной из важнейших характеристик тартиля считается «украшение голоса» (тахсин-е саут), то есть чтение Священной Книги красивым, приятным на слух голосом (см.: Табарси. Там же; Маджлеси. Там же, т. 92, с. 191). В некоторых преданиях (ахбар, асар) вместо слова «украшение» (тахсин) стоит сходное с ним по форме «опечаливание» (тахзин), под которым религиозные учёные и мистики понимают понижение голоса и рецитация Корана с печальной интонацией (см.: Майбуди 10, с. 266; см. также: Табарси. Там же; Джурджани, с. 55).

Ряд последователей сподвижников Пророка (таби‘ун) считал, что тартил — это рецитация какого-либо коранического айата, а также его многократное повторение и тихое напевание с глазами, полными слёз. Такое понимание они возводили к сунне Пророка (да благословит Аллах его и род его!) (см.: Суйути. ад-Дурр 6, с. 277). Некоторые хадисы, восходящие к имамам ахл-е бейт (мир им!), также можно рассматривать в этом же смысле (см.: Маджлеси. Там же, т. 7, с. 268, т. 67, с. 342—343, т. 75, с.24, т. 92, с. 191; о практике имама Резы (мир ему!) см.: Там же, т. 92, с. 210).

Вместе с тем, заслуживают внимания взгляды ряда ранних комментаторов, относивших использование метода тартил при рецитации Корана к ночному времени, а также к состояниям ночного бодрствования (тахаджжуд). Для остального же времени они хорошо отзывались и о хадре, то есть быстром чтении Корана, как о средстве стяжания большего воздаяния, стоящем в одном ряду с тартилем и тахкиком (см.: Туси. ат-Тибйан, Тахзиб. Там же; см. также: Ибн Джазри. ан-Нашр 1, с. 209).

В среде чтецов Корана (курра’) раннего периода бытования ислама тартил не был просто неким методом чтения и рецитации Священной Книги, но считался основой и правилом, подобно таджвиду, который должен был соблюдаться при чтении Корана, каким бы способом он ни рецитировался (см.: Ибн Джазри. Там же, т. 1, с. 205; ср.: ат-Тамхид, с. 62—64). Открывая главу под названием «Каким образом должно или возможно читать Коран?», Ибн Джазри, прежде чем приступить к объяснению и характеристике понятия тартил (ан-Нашр 1, с. 207—208), сводит способы чтения Слова Аллаха к трём — тахкик, хадр и тадвир. Тахкик с давних пор был распространён среди чтецов на этапе обучения: они должны были перенимать упомянутый способ у мастеров этого искусства на основании целого ряда свидетельств, восходящих к благородному Пророку (да благословит Аллах его и род его!), а также читая Коран в их присутствии. В конечном итоге, тартил соблюдался в рамках тахкика (Там же, т. 1, с. 205—206). Хадр представляет собой быстрое и спешное чтение Священного Корана, разумеется, с применением различных способов произнесения, считавшихся допустимыми выдающимися чтецами, а также с соблюдением основных требований тартиля настолько, насколько они сочетаются с методикой хадр. Тадвир, будучи умеренным способом, находится между тахкиком и хадром (Там же, т. 1, с. 207). При этом в последние столетия наименование тартил закрепилось за методикой быстрого, монотонного и мелодичного чтения Священного Корана, близкого к способу тадвир, и сегодня во всём мусульманском мире, главным образом, на поприще изучения Корана эта методика заменила собой более архаичные способы икра’ и тахкик.

Список источников

Абу Дауд Сиджистани, Сулайман. Сунан [Сборник достоверных преданий] / Подг. Мухаммад Мухйи ад-Дин ‘Абд ал-Хамид. Каир, 1369/1940.

Абу Ляйс Самарканди, Наср. Тафсир [Толкование] / Подг. ‘Али-Мухаммад Ма‘ваз. Бейрут: Дар ал-кутуб ал-‘илмийа, б.г.

Абу-л-Футух Рази. Рух ал-джинан ва рауд ал-джинан [Райский дух и райские сады] / Подг. Абу-л-Хасан Ша‘рани и ‘Али-Акбар Гаффари. Тегеран, 1387/1967.

Алуси, Махмуд. Рух ал-ма‘ани [Дух смысла] / Подг. Махмуд Шакари Алуси. Тегеран: Энтешарат-е Джахан, б.г.

Багави, Хусейн. Ма‘алим ат-танзил [Учение Откровения]. Бейрут, 1405/1985.

Бакули, ‘Али. Кашф ал-мушкилат [Разрешение затруднений] / Подг. Мухаммад Ахмад Дали. Б.м.: Маджма‘ ал-лугат ал-‘арабийа, 1415/1995.

Бухари, Мухаммад. ас-Сахих [Достоверный] (в одном томе с «Комментарием» Кермани). Бейрут, 1411/1991.

Бухрани, Хашим. ал-Бурхан [Доказательство]. Бейрут, 1403/1983.

Газали, Мухаммад. Ихйа’ ‘улум ад-дин [Воскрешение наук о вере]. Бейрут, 1406/1986.

Джурджани, ‘Али. ат-Та‘рифат [Объяснения]. Бейрут, 1408/1988.

Зайд б. ‘Али. Тафсир [Толкование] / Подг. Хасан Мухаммад-Таки Хаким. Бейрут, 1412/1992.

Замахшари, Махмуд. ал-Кашшаф [Раскрывающий]. Бейрут: Дар ал-ма‘рифат, б.г.

Заркеши, Мухаммад. ал-Бурхан фи ‘улум ал-Кур’ан [Доказательство в пользу познания Корана] / Подг. Мухаммад Абу-л-Фазл Ибрахим. Бейрут, 1391/1972.

Ибн Аби Шайба, ‘Абдаллах. ал-Мусаннаф [Сборник хадисов] / Подг. Камал Йусуф Хут. Эр-Рияд, 1409/1989.

Ибн Джазри, Мухаммад. ан-Нашр фи-л-кара’ат ал-‘ушр [Разъяснение о чтении десятой части] / Подг. ‘Али-Мухаммад Заба‘. Каир: ал-Мактабат ал-тиджарийат ал-кубра, б.г.

Его же. ат-Тамхид [Приготовление] / Подг. Ганим Кадури Мухаммад. Бейрут, 1409/1989.

Ибн Касир. Тафсир ал-Кур’ан ал-‘Азим [Толкование Великого Корана]. Бейрут, 1416/1996.

Ибн Кутайба, ‘Абдаллах. Тафсир гариб ал-Кур’ан [Толкование тёмных мест в Коране] / Подг. Ахмад Сакр. Бейрут 1398/1978.

Ибн Манзур. Лисан [Язык]. Б.м., б.г.

Карши, ‘Али-Акбар. Камус ал-Кур’ан [Словарь по Корану]. Тегеран, 1364/1985.

Киртаби, Мухаммад. ал-Джами‘ ал-ахкам ал-Кур’ан [Собрание коранических предписаний]. Бейрут: Дар ал-кутуб ал-‘илмийа, б.г.

Кулини, Мухаммад. ал-Кафи [Достаточный] / Подг. ‘Али-Акбар Гаффари. Тегеран, 1388/1968.

Маджлеси, Мухаммад-Бакер. ‘Айн ал-хайат [Источник жизни] / Подг. Махди Раджаи. Тегеран, 1331/1952.

Его же. Бихар ал-анвар [Моря света]. Тегеран, 1385—1388/1965—1968.

Майбуди, Абу-л-Фазл. Кашф ал-асрар [Раскрытие тайн] / Подг. ‘Али-Асгар Хекмат. Тегеран, 1361/1982.

Рагиб Исфахани, Хусейн. Муфридат алфаз ал-Кур’ан [Лексика Корана] / Подг. Сафван Аднан Дауди. Дамаск—Бейрут, 1412/1992.

Священный Коран. Б.м., б.г.

Суйути, Джалал ад-Дин. ад-Дурр ал-мансур [Рассыпанный жемчуг]. Бейрут, б.г.

Его же. ал-Иткан фи ‘улум ал-Кур’ан [Совершенство в науках о Коране] / Подг. Мухаммад Абу-л-Фазл Ибрахим. Каир, 1387/1967.

Табари. Тафсир [Толкование]. Б.м., б.г.

Табарси, Фазл. Маджма‘ ал-байан [Собрание речений] / Подг. Хашим Расули Махаллати. Бейрут, 1412/1992.

Табатабаи, Мухаммад-Хусейн. ал-Мизан [Мерило]. Кум: Джама‘ат ал-мадрасин, б.г.

Тирмизи, Мухаммад. ас-Сунан [Сборник достоверных преданий] / Подг. Ахмад Мухаммад Шакир и др. Каир, 1357/1938 и далее.

Туси, Мухаммад. Тахзиб ал-ахкам [Исправление предписаний] / Подг. Хасан Мусави Хурасан. Тегеран, 1364/1985.

Его же. ат-Тибйан [Разъяснение] / Подг. Ахмад Хабиб Касир ‘Амили. Бейрут: Дар ихйа ат-тирас ал-‘араби, б.г.

Файз Кашани, Мухсен. ал-Махаджат ал-байда’у [Чистый путь] / Подг. ‘Али-Акбар Гаффари. Бейрут, 1403/1983.

Хазин, ‘Али. Тафсир [Комментарий]. Каир, 1357/1938.

Халаби, ‘Али. ас-Сират ал-халабийат [Халибово жизнеописание]. Бейрут: ал-Мактабат ал-исламийат, б.г.

Шаукани, Мухаммад. Фатх ат-такдир [Откровение о предопределении]. Бейрут: Дар ихйа ат-тирас ал-‘араби, б.г.

 

Мухаммад-‘Али Лесани Фешареки