Версия для печати

Таджвид

2016 Апр 28

Название отрасли знания в комплексе коранистики и арабистики, с самого начала сопутствовавшей исследованиям в области фонетики арабского языка: её проблематика неизменно пересекается с правилами выдерживания пауз (‘илм ал-вакф ва-л-ибтида’), правилами декламации (‘илм ал-ада’) и правилами чтения (‘илм ал-кира’ат).

Форма таджвид представляет собой масдар второй породы от корня джада со значением «превосходно читать», «превосходно переводить» и является производной от джаудат («превосходство; высокое качество») и джаййид («хороший, превосходный»). Последняя форма, в свою очередь, является антонимом слова радий («плохой, недоброкачественный»), принявшего похожее терминологическое значение (см: Бастани, с. 134; Кумхави, с. 9).

Словосочетание таджвид-е Кур’ан («рецитация Корана») является поздним термином, относящимся к недавнему прошлому, однако в своей основе проблема таджвида оказывается одним из наиболее ранних вопросов, затрагиваемых в сфере коранистики. В Священном Коране употребляются только два слова, однокоренных с формой таджвид, — ал-Джуди (название места, на котором утвердился Ноев ковчег после потопа; Худ, 11:44) и джийад (мн. ч. от джавад — «породистые скакуны»; Сад, 38:31). Единственным случаем употребления слова таджвид в пророческих хадисах служит словосочетание таджвид ал-мадг («тщательное пережёвывание»), относящееся к правилам приёма пищи (ал-Му‘джам 4, с. 922). В эпоху асхабов и их последователей (таби‘ун) зафиксировано лишь два случая использования слова таджвид применительно к Священному Корану: первым является предание, приписываемое Ибн Мас‘уду, «Джавваду ал-Кур’ан» («Читайте Коран нараспев») (Ибн Джаузи. ан-Нашр 1, с. 210; Суйути 1, с. 281), ко второму относятся известные слова имама ‘Али (мир ему!) «ат-Тартил таджвид ал-хуруф ва ма‘рифат ал-вукуф» («Тартил есть напевное вычитывание букв и знание пауз». Абу ‘Амр, с. 57; Суйути 1, с. 230), передающиеся также в иной форме — «ат-Тартил хува хифз ал-вукуф ва байан ал-хуруф» («Тартил — это памятование пауз и чёткое чтение букв» (Файз 2, с. 225. См. также: Настоящая Энциклопедия, «Тартил»).

По мнению чтецов (кари, мукри), рецитация Корана (таджвид ал-Кур’ан) заключается в правильной артикуляции и произнесении букв арабского алфавита с соблюдением их свойств и норм, как в изолированной форме, так и в сочетании с другими буквами (см.: Таханави 1, с. 196; Ибн Джазари. Там же, т. 1, с. 214—215; Абурима, с. 11), а с точки зрения мусульманских филологов, таджвид — это фонетика литературного арабского языка, использованного в Коране (Йар Мухаммади, с. 69. См. также: ‘Абд ат-Таваб, с. 453—457, 460).

«Наука о рецитации [Корана]» (‘илм ат-таджвид) — это отрасль знания или искусства, занимающаяся изучением правил и проблематики, связанной с артикуляцией букв, а также их исходными и приобретёнными свойствами во время чтения Великого Корана (прочие характеристики см.: Ахмаднегари 1, с. 314; Фазил Гаруси, с. 103—105; Фазли, с. 126—127. См. также: Наср, с. 12). Её предметом являются буквы и слова Корана (или Корана и хадисов, см.: Кумхави, с. 10). Таким образом, проблематика таджвида ограничивается такими вопросами как место артикуляции согласных, смягчение (таркик), веляризация (тафхим), частичная ассимиляция (ихфа’), ясное и чёткое произнесение звука (изхар), полная ассимиляция (идгам), фонетическое чередование (иклаб), «скрытая» огласовка (раум), лабиализация звуков «и» и «у» (ишмам), палатализация (имала), и прочими способами произнесения букв и слов (Хаджжи Халифа 1, с. 305; ‘Атийаталлах 1, с. 433). При этом, несмотря на то что вопросы, касающиеся выдерживания пауз (за исключением правил цезуры в конце слов, см.: Султан ал-Курра’, с. 7; Шамс, с. 144—145), нашли свою нишу в текстах, посвящённых рецитации Корана, тематически они остались за пределами ‘илм ат-таджвид (Ибн Джазари. Там же, т. 1, с. 224. Ср.: Садик Хасан-хан 2(1), с. 187; Сутуденийа, с. 5—6). Добавление сюжетов из области ‘илм ал-ада’ (искусство художественного чтения или декламации Корана), ‘илм ар-расм ал-мусхаф (орфография Священного текста), ‘илм ал-кира’ат (наука о чтении Корана) и др. также основывается на таких принципах как краткость, стимулирование желания изучать правила и приёмы, относящиеся к искусству рецитации Корана, а также настоятельная необходимость для научного сообщества и круга чтецов-практиков (см.: Таханави, с. 196. См. также: Сагир, с. 103—139, гл. 4 «ал-Ада’ ал-Кур’ани»). Кроме того, несмотря на последующее обособление ‘илм ат-таджвид, различные по объёму сочинения, посвящённые науке о чтении Корана (‘илм ал-кира‘ат), как правило, включали в себя основы проблематики, связанной с рецитацией Корана (см.: Фазли, с. 127. Ср.: Дабба‘. Шарх, с. 309. Тематический список сюжетов см.: Шамс, с. 88—92).

Некоторые современные исследователи, ссылаясь на гипотетические предположения о более раннем сложении ‘илм ал-кира’ат, содержащиеся в сочинениях Сибавейха и других авторов, считали ‘илм ат-таджвид одним из разделов ‘илм ал-кира’ат, возникшим из последнего (Биглари, с. 56; Асрар, с. 3; Хуррамшахи, с. 102; Сутуденийа, с. 13—14). При этом начало освещению фонетической проблематики в рамках мусульманской науки было положено во второй половине III в. х. / IX в. н.э. благодаря сочинению Сибавейха (ум. 177 г. х. / 793 г. н.э.) (Натель Ханлари, с. 99. См. также: ‘Алинакийан. Там же), а появление в книгах, посвящённых вопросам чтения Корана (кира’ат), сюжетов, связанных с таджвидом, относится к концу того же столетия (Шамс, с. 88). Более того, ‘илм ал-кира’ат основывается на преданиях, а ‘илм ат-таджвид имеет рациональную основу, и потому проблематика этих «наук» отличается одна от другой (Фазли, с. 145. См. также: Ака Бузург 3, с. 261).

Базовая проблематика ‘илм ат-таджвид поначалу сформировалась благодаря усилиям лексикографов и грамматиков. Затем она проникла в сферу ‘илм ал-кира’ат, одновременно с которой расширилась и распространилась. Не обладая фундаментом для создания новой отрасли знания, учёные-грамматики и лексикографы вместе с первыми чтецами Корана, бывшими подчас выходцами из среды литераторов, лексикографов, грамматиков и риторов, своими трудами и изысканиями в области сохранения правильного и изначального произношения букв и слов Священного Корана в том самом виде, в котором они бытовали в эпоху Посланника Всевышнего (да благословит Аллах его и род его!), а также своим стремлением оградить речевой аппарат чтецов от ошибок во время чтения Божественной Книги так подробно описали и практически закрепили фонетический аппарат литературного арабского языка (Туни, с. 7), что в течение более 14 веков он остается неизменным (см.: Абурима. Там же. См. также Сафакаси, давшего своему труду название Танбих ал-гафилин ва иршад ал-джахилин ‘амма йака‘ лахум мин ал-хата хала тилаватихим ли Китаб Аллах ал-Мубин [Порицание праздных и наставление несведущим относительно случающихся у них ошибок во время чтения Книги Истинного Бога]). При этом способы произнесения букв и звуков в других языках и даже разговорных диалектах арабского языка неизбежно претерпели значительные изменения (Мубарак, с. 251; Каллак, с. 33—35; Сагир, с. 73).

Предысторию арабской фонетики и науки о рецитации Корана (‘илм ат-таджвид) больше чем где бы то ни было можно проследить в древних знаниях греков и индийцев. Так, Платон впервые классифицировал и исследовал звуки греческого языка (см.: Робинз, с. 62). Греки классифицировали фонемы в соответствие с их слуховым восприятием, а индийцы основывали свои изыскания на способах образования фонем и оказались точнее в описаниях звуков (Натель Ханлари, с. 99—100). Существование подобного опыта в доисламском Иране, особенно в среде мобедов и в связи с чтением молитв и Небесных Книг, весьма вероятно и заслуживает отдельного исследования (Его же, с. 102; Талекани 1, с. 54; Пурфарзиб, с. 33).

В мусульманском мире пионерами в области фонетических изысканий были, главным образом, Халил б. Ахмад Фарахиди, Сибавейх и Ибн Джинни (краткое сообщение о трудах других мусульманских учёных и энциклопедистов см.: Туни, с. 31—34). Халил б. Ахмад Фарахиди (ум. 175 г. х. / 791 г. н.э.) впервые исследовал звуки и фонемы арабского языка с точки зрения фонетики и на этой основе построил арабский алфавит не имеющим прецедентов способов, начиная с буквы ‘айн. Каждой группе фонем он дал краткую характеристику (см.: т. 1, с. 23, 48, 60; Натель Ханлари, с. 103), соединив таким образом лексикологию и фонетику (Сагир, с. 53). Сибавейх (ум. 177 г. х. / 793 г. н.э.) взял за основу положения фонетической школы Халила (Сибавейх 2, с. 488) и заметно их расширил (Сагир, с. 53—55). Ибн Джинни (ум. 392 г. х. / 1002 г. н.э.) благодаря подробным и исчерпывающим объяснениям в двух своих трудах Сирр сана‘ат ал-и‘раб [Тайна искусства расстановки огласовок] и ал-Хаса’ис [Качества] вывел достижения этой молодой отрасли мусульманской науки на теоретический уровень (Сагир, с. 56—62): именно он впервые употребил выражение ‘илм ал-асват («наука о звуках») (Его же, с. 56).

Ибн Сина (ум. 428 г. х. / 1037 г. н.э.) является ещё одним выдающимся мусульманским учёным, внёсшим весьма ценный вклад в дело развития фонетики вне рамок рецитации Корана и арабского языка (см.: Спанта, с. 14—26; Сухайли, с. 59—69). Полное название соответствующего трактата Ибн Сины — Макалат фи асбаб худус ал-хуруф ва махариджуха [Рассказ о причинах возникновения букв и их артикуляции], однако он получил известность под целым рядом иных, более кратких наименований. Текст трактата был издан в Каире в 1334 г. х. / 1917 г. н.э., его перевод на немецкий язык — в 1934 г., перевод на английский язык — в 1963 г., а перевод на русский язык — в 1966 г. (Натель Ханлари, с. 7—15). Первую главу (фасл) данного трактата Ибн Сина посвятил исследованию причин возникновения звуков, вторую главу — изучению причин возникновения букв, а третью главу — подробному описанию строения гортани и языка. Ни один из этих вопросов до Ибн Сины не поднимался (Его же, с. 101. См. также: Туни, с. 41—42). В шестой главе своего труда Ибн Сина также касается не изученной ранее темы звуков и букв, носящей преимущественно художественный характер (Натель Ханлари, с. 103).

Целый ряд учёных, правоведов, энциклопедистов, риторов и комментаторов в разное время и в различных уголках мусульманского мира внесли тот или иной вклад в распространение и расширение знаний в области рецитации Корана и фонетики (Сагир, с. 78—80, 85—93). При этом следует отметить, что практикующие таджвид чтецы, в большинстве своём, не обращались к подобного рода исследованиям мусульманских философов и учёных и неизменно шли своим путём (Туни. Там же). Точно также и европейцы, поначалу признавая, что прогресс и успехи мусульман в этой отрасли языкознания по точности характеристик во много раз превосходят греков и византийцев (Робинз, с. 214), в XIX в. приобрели познания в области фонетики посредством индийцев (Натель Ханлари, с. 100) и постепенно начали отрицать свою зависимость от мусульманской науки в этой области (Его же, с. 100—101, цит. по О. Есперсену).

С самого момента своего появления, а также в процессе дальнейшего развития искусство таджвида неизменно сопутствовало арабской фонетике (‘илм ал-асват), с той только разницей, что таджвид занимался звуковым составом арабского литературного языка (т.е. языка Корана). Однако за последнее столетие фонетика, как важная отрасль языкознания, сделала заметный скачок, оставив достаточно далеко позади и фонетику арабского языка, и таджвид (Туни, с. 23), так что сегодня весьма остро ощущается необходимость в орфоэпическом атласе арабского языка, составленном на основе практической фонетики. Кроме того, для определения значения фонетики языка Корана (таджвид) необходимы более широкие и основательные теоретические и практические исследования (Бакалла. Мукаддаме, с. 34).

Первым сочинением, посвящённым исключительно ‘илм ат-таджвид, является касыда Ра’ийа [Видящая] Абу Музахима Хакани (ум. 315 г. х. / 927 г. н.э.) (см.: Ибн Джазари. Гайат 2, с. 320—321), которая, по свидетельству многочисленных комментариев на неё, в течение многих веков служила учебником по таджвиду: студенты, изучающие последний, заучивали полный текст этой касыды, ставшей известной под разными названиями — «Касыда Аби Музахима ал-Хакани», «ал-Касыдат ал-Хаканийат фи кира’ат» («Касыда Хакани о чтении»), «Касыдат ал-Хаканийат фи таджвид ал-Кур’ан ал-Карим» («Касыда Хакани о рецитации Священного Корана») и «Манзумат фи-л-кира’ат ас-саб’» («Стихи о семи [способах] чтения») (см.: Мар‘ашли 1, с. 431; Ибн Джазари. Там же, т. 2, с. 321; Хаджжи Халифа 1, с. 354, т. 2, с. 1337; Шаввах 4, с. 135—136). Ганим Кудури ал-Хамад опубликовал упомянутую касыду в журнале Куллийат аш-шари‘ат Багдад за 1980 год.

Наиболее известными текстами, посвящёнными таджвиду, являются два сочинения Шамс ад-Дина Ибн Джазари (ум. 833 г. х. / 1430 г. н.э.) — Китаб ат-тамхид фи ‘илм ат-таджвид [Книга приготовления к науке рецитации] (см. Список источников) и Манзумат ал-мукаддамат фима йуджибу ‘ала кариху ан йу‘алламаху [Стихотворное введение о том, что необходимо знать чтецу] (Шаввах 4, с. 162) или Хидайат ал-махарат [Руководство для сведущих] (Мар‘ашли 1, с. 443; Сафар, с. 535), известное как ал-Мукаддамат ал-Джазарийат [Введение Джазари] (см.: Список источников. Полный текст см.: Маджму‘, с. 593—600).

Небольшие трактаты и сочинения по таджвиду, подобно текстам, посвящённым «науке о чтениях», в различные периоды истории мусульманского мира были весьма разнообразны. Многочисленны они и в наши дни (подробный и хорошо организованный список ранних и поздних сочинений, посвящённых таджвиду, см.: Шамс, с. 108—138).

Ввиду своей связи с Великим Кораном ‘илм ат-таджвид обладала в мусульманских общинах своего рода особой сакральностью. Ссылаясь на то, что Господь ниспослал Коран с помощью таджвида, а также на то, что Священная Книга дошла до нас от благородного Пророка (да благословит Аллах его и род его!) также через таджвид, сторонники последнего считали усвоение и соблюдение его правил необходимыми для всех мусульман, чтение же Корана без соблюдения правил таджвида, как во время молитвы, так и в немолитвенное время, они расценивали как греховное и неприемлемое, как «фальшивое рецитирование» (Ибн Джазари. ал-Мукаддама, с. 27—28, 44, ан-Нашр 1, с. 210—213; Суйути 1, с. 340; объяснение этого суждения чтецов Корана см.: Ра‘д, с. 23; Пурфарзиб, с. 32. Ср. пророческие хадисы, например: Абу Дауд 4, с. 37; Кулини 4, с. 424; Хинди 1, с. 513, т. 2, с. 319, 320). «Истинное» же рецитирование (то есть правильное и подобающее рецитирование Корана) обусловлено знанием и точным соблюдением всех правил таджвида (Хилли, с. 11; Табатабаи 1, с. 266. См. также: Настоящая энциклопедия, «Талават»). Дело дошло до того, что во всём мусульманском мире утвердилось мнение, что с точки зрения шариата изучение таджвида является «общей обязанностью» (ваджиб-е кафайи), а соблюдение всех его правил во время чтения Корана — «индивидуальной обязанностью» (ваджиб-е ‘айни) (Забба‘. ал-Ида’ат, с. 5; Кумхави, с. 9—10; Абурима, с. 11—12. Ср.: Его же, с. 51). Однако факихи различных мазхабов, предметом деятельности которых являются поступки дееспособных мусульман, рассматривали проблематику таджвида с практической, обобщающей точки зрения, в своих фетвах подразделяя правила таджвида на «необходимые» и «необязательные», — только в одних случаях они считали соблюдение необходимых правил таджвида обязательным (ваджиб), а в других — желательным (мустахаб) (см.: ‘Амили, с. 135—138; Табатабаи Йазди 1, с. 653; Сагир, с. 134—139. См. также: Хаджж Хасан, «Мукаддаме», где подобные принципы принимаются во внимание при составлении учебника по таджвиду).

Факихи, ссылаясь на то, что большая часть вопросов, связанных с таджвидом, в эпоху Пророка (да благословит Аллах его и род его!) не затрагивалась, но была поднята чтецами Корана в последующие столетия (Сахиб Джавахир 9, с. 291, 296; Хойи, с. 151—152), мерилом правильности и приемлемости чтения с точки зрения шариата считали не практику сословия чтецов Корана, а практику арабоязычных мусульман (Нишапури, с. 38, 66—68, 75, 152). Тем самым они отличали в таджвиде допустимое и обязательное по мнению чтецов Корана от допустимого и обязательного согласно шариату с точки зрения факихов и муджтахидов (‘Амили, с. 152; Сахиб Джавахир 1, с. 288—290). Некоторые учёные, факихи и чтецы Корана даже предостерегали от чрезмерного восхваления достоинств таджвида и излишней привязанности к соблюдению всех его тонкостей, иногда трактуя их как наущение Иблиса и завесу между человеком и Кораном (Файз 2, с. 241; Хомейни. Адаб, с. 195; Чехель хадис, с. 404; Абурима, с. 51. См. также: Ибн Джазари. ат-Тамхид, с. 55—57, ан-Нашр 1, с. 212—213; Суйути 1, с. 285).

В сущности, ‘илм ат-таджвид представляет собой комплекс теоретических основ для декламации Великого Корана, занимающей особое, высокое место в области мусульманского искусства, как одна из базовых его отраслей. Так, чтецы Корана издавна называли таджвид «хилйат ал-кира’ат» («украшение чтения») (Суйути 1, с. 281), «хилйат ат-тилават» («украшение рецитации») и «зайн ал-кира’ат» («красота чтения») (Ибн Джазари. Там же, т. 1, с. 212), поясняя при этом, что простое изучение правил таджвида, не связанное со стремлением к их практическому применению, окажется бесполезным (Сафакаси, с. 30; Ра‘д. Там же; Пурфарзиб, с. 35). Пренебрежение этим существенным обстоятельством привело к тому, что в мусульманских странах, особенно в Египте, с одной стороны, несмотря на методологические и тематические различия и противоречия с энциклопедической наукой ‘илм ат-таджвид настолько слилась с декламацией Корана, что стала отождествляться с последней (Блашер, с. 18). С другой стороны, таджвид в качестве специального предмета стал считаться неотъемлемой частью общего изучения Корана. Теперь изучение Корана, в свете мудрости и наставления «прекрасного примера» (усватун хасанатун) Пророка (да благословит Аллах его и род его!) почитавшееся на заре ислама делом весьма лёгким для всех, а также приятной частью обыденной жизни мусульман, столкнулось с различными препятствиями и многочисленными трудностями. Кроме того, ввиду неясного положения таджвида в номенклатуре исламоведения и гуманитарных наук, в статьях и монографиях, создаваемых в рамках характеристики, популяризации и изучения ‘илм ат-таджвид, особенно в нынешнем столетии, наблюдаются некоторая неустойчивость в области знания целевой аудитории, тенденций развития, методологии, владения литературой по данному вопросу и пр.

Список источников:

‘Абд ат-Таваб, Рамазан. Мабахиси дар фикх ал-лугат ва забаншенаси-йе ‘араби [Исследования в области арабской филологии] / Пер. Хамид Реза Шейхи. Машхад, 1367/1988.

Абу ‘Амр Дани, ‘Усман. ал-Муктафи фи-л-вакф ва-л-ибтида [Необходимый минимум о паузах и зачинах] / Подг. Йусуф ‘Абд ар-Рахман Мар‘ашли. Бейрут, 1407/1987.

Абу Дауд Сиджистани, Сулайман. Сунан [Сборник достоверных преданий] / Подг. Мухаммад Мухйи ад-Дин ‘Абд ал-Хамид. Каир, 1369/1940.

Абурима, Мухаммад Махмуд Наджжар. Хидайат ал-мустафид фи ахкам ат-таджвид [Полезное руководство в предписаниях таджвида]. Бейрут, 1988.

Ака Бузург Техрани. Аз-Зари‘а ила тасаниф аш-ши‘а [Апология шиитских сочинений]. Тт. 1—20. Тегеран, 1390/1970.

‘Алинакийан, Хасан. Негах-и бе кетаб-е пажухеши-йе пирамун-е та’рих-е ‘илм-е таджвид [Краткий обзор одного исследования об истории ‘илм-е таджвид] // Аййине-йе пажухеш 14:3 (1382/2003).

‘Амили, Мухаммад-Джавад. Кава’ид ат-таджвид [Правила рецитации] / Насус ад-дирасат. Подг. Мухаммад-Хусейн Хусейни Джалали. Бейрут, 1408/1988.

Асрар, Мустафа. Фарханг-е истилахат-е таджвид [Словарь терминов по таджвиду]. Тегеран, 1375/1996.

‘Атийаталлах, Ахмад. ал-Камус ал-ислами [Исламский словарь]. Каир, 1383/1963.

Ахмаднегари, ‘Абд ан-Наби. Дастур ал-‘улама’ [Предписания для учёных] / Подг. Кутб ад-Дин Махмуд Хайдарабади. Хайдарабад Деканский, 1404/1984.

Бастани, Бутрус. Мухит ал-мухит [Бескрайний океан]. Бейрут, 1993.

Биглари, Хаджж Хасан. Сирр ал-байан фи ‘илм ал-Кур’ан [Тайна разъяснения о познании Корана]. Тегеран: Энтешерат-е Санайи, б.г.

Блашер Р. Дар астане-йе Кур’ан [В преддверии Корана] / Пер. Махмуд Рамйар. Тегеран, 1359/1980.

Забба‘, ‘Али-Мухаммад. ал-Ида’ат фи байан усул ал-кира’ат [Свет в объяснение основ чтения]. Каир, 1357/1938.

Его же. Шарх аш-Шатибийа [Комментарий Шатиби]. Каир: Мактабат Мухаммад-‘Али Сабих, б.г.

Ибн Джазари, Мухаммад. Гайат ан-нихайат / Подг. Г. Бергштрессера. Каир, 1352/1933.

Его же. ал-Мукаддамат ал-Джазарийат [Введение Джазари]. Изд. в: Ансари Шафи‘и. ад-Дака’ик ал-хикмат фи шарх ал-Мукаддамат ал-Джазарийат [Тонкости мудрости в толковании «Мукаддамат ал-Джазарийат»] / Подг. Насиб Нашави. Дамаск, 1986.

Его же. ан-Нашр фи-л-кира’ат ал-‘ушр [Разъяснение о чтении десятой части] / Подг. ‘Али-Мухаммад Забба‘. Бейрут: Дар ал-кутуб ал-‘илмийа, б.г.

Его же. ат-Тамхид фи ‘илм ат-таджвид [Приготовление к науке о рецитации] / Подг. Ганим Кадури ал-Хамад. Бейрут, 1407/1986.

Йар Мухаммади, Лутфулла. Шунздах макале дар забаншенаси-йе корбурди ва тарджуме [16 статей по практическому языкознанию и переводу]. Шираз, 1372/1993.

Калак, Идрис ‘Абд ал-Маджид. Назарат фи ‘илм ат-таджвид [Теории относительно ‘илм ат-таджвид]. Багдад, 1401/1981.

Кулини, Мухаммад. ал-Кафи [Достаточный] / Подг. ‘Али-Акбар Гаффари. Тегеран, 1361/1982.

Кумхави, Мухаммад-Садик. ал-Бурхан фи таджвид ал-Кур’ан [Доказательство относительно рецитации Корана]. Бейрут, 1405/1985.

Маджму‘ ал-мутун ал-кабир [Большой сборник текстов]. Каир, 1374/1955.

Мар‘ашли, Йусуф ‘Абд ар-Рахман и др. Та‘ликат бар Бурхан, Заркеши [Комментарии к Бурхану Заркеши]. Бейрут, 1410/1990.

Мубарак, Мухаммад. Фикх ал-лугат ва хаса’ис ал-‘арабийа [Филология и особенности арабского языка]. Б.м., 1395/1975.

ал-Му‘джам ал-мафхарас [Библиографический словарь]. Тегеран, 1379/2000.

Наср, Мухаммад Макки. Нихайат ал-каул ал-муфид фи ‘илм ат-таджвид [Решающее полезное слово о ‘илм ат-таджвид]. Лахор, 1391/1972.

Натель Ханлари, Парвиз. Чанд йаддашт: Махаридж ал-хуруф-е Ибн Сина [Заметки: Места артикуляции букв по Ибн Сине]. Тегеран, 1348/1969.

Нишапури, Гулам-Реза. Истифта’ат ал-Кур’ани [Испрашивание мнений у Корана]. Тегеран, 1375/1996.

Пурфарзиб, Ибрахим. Таджвид-е джами‘ [Пятничный таджвид]. Тегеран, 1374/1995.

Ра‘д, Хасан. ал-Манхадж ал-кавим фи тилават Кур’ан ал-Карим [Надёжный путь к рецитации Священного Корана]. Бейрут, 1412/1992.

Робинз, Р. Х. Та’рих-е мухтасар-е забаншенаси [Краткая история языкознания] / Пер. ‘Али-Мухаммад Хаккшенас. Тегеран, 1370/1991.

Сагир, Мухаммад Хусейн ‘Али. ас-Саут ал-лугави фи-л-Кур’ан [Фонема в Коране]. Бейрут, 1420/2000.

Садик Хасан-хан. Абджад ал-‘улум [Алфавит наук] / Подг. ‘Абд ал-Джаббар Закар. Дамаск, 1988.

Сафакаси, ‘Али. Танбих ал-гафилин [Указание для беспечных]. Мактабат ас-сикафат ад-динийат, 1986.

Сафар, Ибтисам Мархун. Му‘джам ад-дирасат ал-кур’анийат [Словарь по коранистике]. Мосул, 1404/1984.

Сахиб Джавахир, Мухаммад-Хасан. Джавахир ал-калам [Перлы Слова]. Бейрут, 1981.

Священный Коран. Б.м., б.г.

Сибавейх, ‘Амр. ал-Китаб [Книга]. Бейрут, 1967.

Спанта, Сасан. Ибн Сина ва ибтикарат-е забаншенаси [Ибн Сина и начинания в области языкознания] // Айанде 1—3 (1358/1979).

Суйути, Джалал ад-Дин. ал-Иткан фи ‘улум ал-Кур’ан [Совершенство в науках о Коране] / Подг. Мухаммад Абу-л-Фазл Ибрахим. Каир, 1387/1967.

Султан ал-курра’, Махмуд. Джавахир ал-Кур’ан фи ‘улум ал-фуркан [Перлы Корана о коранических науках]: Рукопись библиотеки Центра.

Сутуденийа, Мухаммад-Реза. Барраси-йе татбики-йе мейан-е ‘илм-е таджвид ва авашенаси [Сравнительное изучение ‘илм-е таджвид и фонетики]. Тегеран, 1377/1998.

Сухайли, Абу-л-Касим. Эшаре-йи бе назарийеха-йе забаншенахти-йе Бу ‘Али Сина [Краткий обзор теорий Ибн Сины в области языкознания] // Пажухешнаме-йе Фархангестан-е забан-е Иран 3 (1357).

Табатабаи, Мухаммад-Хусейн. ал-Мизан [Мерило]. Кум: Джаме‘е-йе мударрисин, б.г.

Табатабаи Йазди, Мухаммад-Казим. ‘Урват ал-васаки [Прочные узы]. Бейрут, 1409/1988.

Талекани, Махмуд. Партови аз Кур’ан [Излучающее сияние Корана]. Тегеран, 1350/1971.

Таханави, Мухаммад А‘ла. Кашф истилахат ал-фунун [Раскрытие научных терминов]. Калькутта, 1862.

Туни, Мустафа. Алийат ан-нутк ‘инда ‘улама’ ат-таджвид [Упущения в артикуляции знатоков таджвида]. Каир, 1990.

Фазил Гаруси, ‘Абд ал-Хусейн. Таджвид-е эстедлали [Аналитическая рецитация] / Подг. Мухаммад-‘Али Куша. Б.м., 1374/1995.

Фазли, ‘Абд ал-Хади. ал-Кира’ат ал-Кур’анийа [Чтение Корана]. Бейрут, 1405/1985.

Файз Кашани, Мухсен. ал-Махаджат ал-байда’у [Чистый путь] / Подг. ‘Али-Акбар Гаффари. Дамаск, 1988.

Хаджж Хасан, Шамс ад-Дин. Рухани-йе Кур’ан ва равеш-е тадрис-е ан [Прочтение Корана и методика его преподавания]. Тегеран, 1360/1981.

Хаджжи Халифа. Кашф аз-зунун [Раскрытие сомнений]. Б.м., б.г.

Халил б. Ахмад Фарахиди. ал-‘Айн [Источник] / Подг. Махди Махзуми и Ибрахим Самирайи. Кум, 1414/1994.

Хилли, Хазим Сулайман. Усул ат-тилават [Основы рецитации]. Неджеф, 1407/1987.

Хинди, ‘Али. Канз ал-‘имал [Полезный клад] / Подг. Букри Хайани и Сафват ас-Сака. Бейрут, 1405/1985.

Хойи, Абу-л-Касим. ал-Байан [Разъяснение]. Бейрут, 1394/1974.

Хомейни, Рухулла. Адаб ас-салат [Правила молитвы]. Тегеран, 1373/1994.

Его же. Чехель хадис [Сорок хадисов]. Тегеран, 1371/1992.

Хуррамшахи, Баха ад-Дин. Кур’ан шенахт [Коранистика]. Тегеран, 1374/1995.

Шаввах Исхак, ‘Али. Му‘джам мусаннафат ал-Кур’ан ал-Карим [Справочник трудов по Священному Корану]. Эр-Рияд: Дар ар-рифа‘и, б.г.

Шамс, Мурад-‘Али. Пажухеш-и пирамун-е та’рих-е ‘илм-е таджвид [Исследование об истории ‘илм-е таджвид]. Тегеран, 1380/2001.

Bakalla M.H. Arabic Linguistics: An Introduction and Bibliography. London, 1983.

Мухаммад-‘Али Лесани Фешареки

Последнее изменение 2016 Апр 29