Фонд исследований исламской культуры
 имени Ибн Сины

История мусульманской экзегетики в Средние века (V—IX ВВ. Х. / XI—XV ВВ. Н.Э.). Философский комментарий. Всеобщие комментарии

2016 Июль 17

Философский комментарий

Несмотря на то что прецеденты обращения к экзегетической тематике в философских кругах ищут в сочинениях ал-Фараби и Братьев чистоты (см.: Захаби, Мухаммад-Хусейн 2, с. 454—459; Хасанави, с. 27—59), составление философами трактатов по экзегетике началось с шайх ар-ра’иса Ибн Сины (ум. 428 г. х. / 1037 г. н.э.). Последний составил отдельные труды, посвящённые толкованию сур «Высочайший» (№ 87), «Очищение» (№ 112), «Рассвет» (№ 113) и «Люди» (№ 114), изданные в числе прочих его трактатов (Каир, 1908). Важнейшей задачей Ибн Сины в его экзегетических сочинениях было показать корреляцию между философскими учениями и кораническими айатами. Он был убеждён, что Коран написан тайным языком, непонятным обычным людям — постичь его могут только избранные. Ибн Сина уверен, что поскольку слушатели Пророка (да благословит Аллах его и род его!) различались по уровню знаний и когнитивным способностям, использование тайного языка было необходимо для того, чтобы Коран мог привлечь к себе разноплановую читательскую аудиторию (Захаби, Мухаммад-Хусейн 2, с. 460—461). Некоторые из своих коротких трактатов Ибн Сина посвятил толкованию избранных айатов (см.: Раса’ил, с. 124—132). При этом в других своих сочинениях он также комментировал отдельные айаты (см., например: Джами‘ ал-бада’и‘, с. 27—32; об экзегезе Ибн Сины см.: ‘Абд ал-Хакк, с. 46—56).

Посвящённое толкованию Корана Кашф ал-мушкилат [Раскрытие трудностей] Камал ад-Дина Мусы б. Йунуса (ум. 639 г. х. / 1241—1242 г. н.э.) было написано в жанре муташабих ал-Кур’ан и, несомненно, относится к числу философских тафсиров, основанных на взглядах Ибн Сины (см.: Дауди 2, с. 344; Зерекли 7, с. 332; настоящая Энциклопедия 5, с. 151). Сюда же следует добавить Тафсир-е Рашиди [Рашидов комментарий] (несомненно, тот же Мафатих ат-тафасир [Ключи к толкованиям]) ходжи Рашид ад-Дина Фазлаллаха, выдающегося везиря Ильханидов, написанный, по сообщению источников, в философском ключе и основанный на учении перипатетиков (см.: Рашид ад-Дин 3, с. 237; Эдирнави, с. 421; Зерекли 5, с. 152).

Говоря о философии ишрака, следует отметить, что основатель этой школы шайх Шихаб ад-Дин Сухраварди (ум. 587 г. х. / 1191 г. н.э.) в своих трактатах, особенно ат-Талвихат [Вехи] (см.: 1, с. 540—541), спорадически обращался к толкованию коранических айатов.

Далее необходимо упомянуть Кутб ад-Дина Ширази (ум. 710 г. х. / 1310 г. н.э.), комментатора философии ишрака, составившего два независимых сочинения, посвящённых коранической экзегезе — Фатх ал-маннан (Тафсир ал-‘аллама) [Откровение Милостивого (Толкование Всеведущего)] в 40 томах и Мушкилат ат-тафасир [Трудности толкования] (Хаджжи Халифа 1, с. 451, 453, т. 2, с. 1235; Эдирнави, с. 198; Зерекли 7, с. 187).

Всеобщие комментарии

Некоторые комментарии, написанные в Средние века, настолько насыщены разнообразной научной проблематикой, что отнести их к какому-либо из упомянутых выше жанров весьма затруднительно. Это не значит, что в таких комментариях различные отрасли знания представлены в равных долях, но означает, что при характеристике подобного сочинения выделение какой-либо науки в качестве преобладающей будет натяжкой. Создание подобного рода комментариев, как было сказано, явилось результатом некой общности, возникшей между различными мусульманскими науками. Вместе с тем, не стоит искать в сочинениях, которые рассматриваются как «всеобщий комментарий» (тафсир-е джами‘), некоторые специфические отрасли знания, например, философию и теоретический мистицизм, отодвинутые на периферию и не терпимые в большинстве религиозных кругов. Иными словами, «всеобщность» выражается в затрагиваемых здесь вопросах грамматики, филологии и способов чтения текста Корана, в экзегетических хадисах и хабарах, а также в юридической и богословской проблематике. Несмотря на внимание, уделяемое преданиям, в этих тафсирах неизменно преобладает рационалистический характер, а при передаче хадисов не соблюдается наличие и правильность иснадов. Составление всеобщих комментариев является характерной чертой Средних веков, но вычленение их из числа прочих относится к более раннему периоду.

Волна составления всеобщих комментариев поднялась в начале V в. х. / XI в. н.э. В качестве первого образчика, можно назвать комментарий Зийа’ ал-кулуб [Сияние сердец] Салима б. Айуба Рази (ум. 447 г. х. / 1055 г. н.э.), шафи‘итского учёного-экциклопедиста из Рея, заслужившего широкое одобрение в суннитских кругах (см.: Ибн Дамйати 1, с. 93; Захаби, Мухаммад. Сийар 17, с. 645; Ноуви 1, с. 222). В источниках отмечается объёмность и научно-тематическая разноплановость этого труда (Захаби. Там же, т. 17, с. 647; Суйути. ал-Иткан 1, с. 35; Дауди 1, с. 203; Хаджжи Халифа 2, с. 1091).

Далее, Мухаммад б. Салама, известный как Кази Каза‘и (ум. 454 г. х. / 1062 г. н.э.), шафи‘итский факих и мухаддис из Египта, составил всеобщий комментарий в 40 томах под названием Тафсир ал-Кур’ан ал-‘азим [Толкование Великого Корана] (Дауди 2, с. 157; Зерекли 6, с. 146). Каза‘и считали сведущим и в других науках, что подтверждается его сочинениями (Ибн ‘Асакир. Та’рих 53, с. 168; Захаби, Мухаммад. Сийар 18, с. 93). Как бы там ни было, этот комментарий, также как и комментарий Салима, не получил распространения.

В Хорасане следует назвать ‘Али б. ‘Абдаллаха Нишапури, известного как Ибн Аби-т-Таййиб (ум. 458 г. х. / 1066 г. н.э.), который составил свой Тафсир-е кабир [Великий комментарий] в 30 томах и сам написал на его основе два сочинения — одно большего, а другое меньшего объёма. Этот Тафсир следует считать одним из первых всеобщих комментариев, созданных в Хорасане (Байхаки, ‘Али, с. 184, 244; Суйути. Табакат, с. 78; Зерекли 4, с. 304). В том же Нишапуре Абу-л-Хасан ‘Али б. Ахмад Вахиди (ум. 468 г. х. / 1075—1076 г. н.э.) проделал сходную работу, написав три сочинения — большого, среднего и малого объёма (Ибн Джазри 1, с. 523; Суйути. Там же, с. 79). Большой комментарий Вахиди был в ходу вплоть до последних столетий (см.: Раудани, с. 141). Большой комментарий в 40 частях (джуз’) Йакут ат-та’вил [Рубин аллегорического толкования] имама Мухаммада Газали (ум. 505 г. х. / 1111 г. н.э.) также относится к этой группе (Джами, с. 376; Эдирнави, с. 152). Тот факт, что, несмотря на невиданную популярность своего автора, этот комментарий не сохранился, а также не получил заметного распространения, показывает, что он не обладал выдающимися достоинствами. Действительно, ни один из этих хорасанских комментариев не приобрёл заметной популярности, а из сочинений Вахиди сохранились только сокращённые рукописи (см. соответствующую главу).

В середине VI в. х. / XII в. н.э. в Андалусии начался процесс составления всеобщих тафсиров, оказавший влияние на всю историю мусульманской экзегетики. Среди первых образцов необходимо отметить ал-Мухаррир ал-ваджиз [Краткий редактор] ‘Абд ал-Хакка б. Галиба б. ‘Атийи (ум. 541 г. х. / 1146 г. н.э.). Спектр вопросов, затронутых в этом труде, включал в себя передачу хадисов и высказываний предшественников в области экзегетики (в основном, опираясь на Тафсир Табари), лексикологию и грамматику, а также указания на различные варианты чтения текста Корана и их языковые особенности. Ибн ‘Атийа подходит к экзегезе с теоретических позиций, которые он излагает во введении к своему комментарию — это введение было издано Артуром Джеффри в сборнике Мукаддаматан фи ‘улум ал-Кур’ан [Введение в коранические науки] (Каир, 1954) ещё до появления в печати основного текста сочинения. Кратко изложив в каждой части высказывания предшественников относительно толкования и филологических особенностей Корана, Ибн ‘Атийа пускается в доказательства и объяснения своей точки зрения, которые в комментариях обыкновенно выделяются из числа прочих рассуждений фразами типа «Сказал Абу Мухаммад» (см., например: 1, с. 63, 71, 75 и др.).

Сравнение комментария Ибн ‘Атийи и ал-Кашшафа в некоторой степени уточняет наши знания об ал-Мухаррир ал-ваджиз. Так, Абу Хайан Андалуси считает, что последний полнее и основательнее ал-Кашшафа (ал-Бахр ал-мухит 1, с. 10), а Ибн Таймийа, несмотря на критичное отношение к ал-Мухарриру, полагает, что в нём меньше личностных оценок и он больше опирается на сунну (Мукаддаме, с. 90). Полнота и одобрение большинства сделали ал-Мухаррир ал-ваджиз одним из самых популярных комментариев на западе мусульманского мира (см.: настоящая Энциклопедия 4, с. 316; Раудани, с. 169).

В конце VI в. х. / XII в. н.э. появился ещё один образчик всеобщего комментария — Зад ал-масир [Припасы в дорогу] Абу-л-Фараджа б. Джаузи (ум. 597 г. х. / 1201 г. н.э.), ханбалитского проповедника и учёного-энциклопедиста из Багдада. Принимая во внимание слабые стороны предыдущих комментариев, Ибн Джаузи постарался собрать для каждого айата высказывания и рассказы экзегетов прошлого и тем самым дать возможность для их сравнения. В передаче высказываний он также ограничивается их кратким изложением. Краток он и в вопросах, относящихся к варинатам чтения текста, а также грамматическим и языковым особенностям Корана.

В VII в. х. / XIII в. н.э. в Андалусии Шараф ад-Дин Абу ‘Абдаллах Мурси (ум. 655 г. х. / 1257 г. н.э.) снова принялся за составление всеобщего комментария под названием Рай аз-заман [Утоление жаждущих] (Суйути. Табакат, с. 106, ал-Иткан 1, с. 35), отличавшегося от трудов предшественников тем, что в нём обращалось особое внимание на смысловую связь между айатами (см.: Его же. Багийа 1, с. 145), — в этом у него было мало соперников.

В целом следует сказать, что среди подробных комментариев, созданных в период с V в. х. по VIII в. х. / XI—XIV вв. н.э., едва ли можно найти хоть один, отличающийся такой непреходящей ценностью, как тафсир Ибн ‘Атийи. Действительно, подобное невнимание к всеобщим комментариям в VII—VIII вв. х. / XIII—XIV вв. н.э. привело к стагнации этого жанра экзегетической литературы — это, в частности, учитывал и Ибн Джаузи (Зад 1, с. 3). Тот факт, что от ряда всеобщих комментариев, например, тафсира Вахиди, сохранились только краткие версии, а расширенные версии были утрачены, показывает, что сначала интерес читателей, а за ним и интерес авторов к масштабным сочинениям был потерян.

Следующий этап развития всеобщего комментария связан с сочинением Анвар ат-танзил [Свет Откровения] кази ‘Абдаллаха б. ‘Умара Байзави (ум. ок. 685 г. х. / 1286 г. н.э.), выходца из Фарса, перебравшегося в Табриз. Невозможно отрицать зависимость Байзави от Замахшари, ал-Кашшаф которого был положен им в основу своей работы. Однако в противоположность Замахшари Байзави не только является поборником аш‘аритов, но также коренным образом расходится с первым в общем подходе к экзегетике. Говоря о связи комментария Байзави с сочинением Замахшари, одни исследователи голословно называли его сокращением ал-Кашшафа (см., например: Дауди 1, с. 248), а другие, например, Ибн Йусуф Шами, весьма обстоятельно иллюстрировали её. Последний написал отдельный трактат под названием ал-Иттихаф би тамйиз ма таба‘а фихи ал-Байдави сахиб ал-Кашшаф [Подношение <, помогающее> выделить то, в чём Байзави следовал автору ал-Кашшафа], в котором отметил случаи подражания Байзави Замахшари (см.: Хаджжи Халифа 1, с. 7, 193). В общем, можно сказать, что в вопросах грамматики и стилистики Байзави находился под влиянием ал-Кашшафа, в области богословской проблематики использовал комментарий имама Фахр ад-Дина Рази, а в сфере лексикологии и этимологии опирался на комментарий Рагиба Исфахани (Там же, т. 1, с. 17).

Во введении к своему тафсиру в числе условий, которые необходимо соблюдать комментатору, Байзави, в отличие от Замахшари, называет знание фикха, основ догматики и богословия, а также различных направлений филологии (т. 1, с. 10). Далее он напоминает, что при составлении своего комментария он не только использовал упомянутые науки, но также обращался к тафсирам, переданным от асхабов и их последователей (таби‘ун), и отмечал различные варианты чтения текста Корана (т. 1, с. 11). Стоит сказать, что Байзави при всех рационалистических оттенках своего тафсира, с одной стороны, старался собрать в нём важнейшие высказывания комментаторов прошлого, а с другой стороны, не отступал от намеченного им плана (т. 1, с. 10—11. Подробнее см.: настоящая Энциклопедия. «Тафсир-е Байзави»). После ал-Кашшафа Замахшари больше ни на один тафсир не было написано пояснения, равного по масштабам сочинению Байзави (см. ниже).

Около столетия спустя на западе мусульманского мира учёный-маликит из Алжира ‘Абд ар-Рахман б. Мухаммад Са‘лаби (ум. 876 г. х. / 1472 г. н.э.) сделал похожий шаг, составив комментарий ал-Джавахир ал-Хассан [Перлы Хассана]. Подобно тому как Байзави взял за образец комментарий Замахшари, Са‘лаби сделал основой своего труда тафсир Ибн ‘Атийи, с той только разницей, что выдержки из Ибн ‘Атийи он выделял из текста особыми знаками. Кроме того, опираясь на сокращение Тафсира Табари по версии Лахми, он поместил в своём сочинении хадисы и высказывания предшественников, комментирующие различные айаты, добавив к ним хадисы из сборников преданий Абу Дауда и Тирмизи. В вопросах грамматики и вариантов чтения Са‘лаби, помимо Ибн ‘Атийи, опирается на сокращение комментария Абу Хайана, выполненное Сафакаси, а свои личные теории отделяет от других высказываний особыми знаками (Са‘лаби 1, с. 3—4).

Последнее изменение 2016 Июль 18