Фонд исследований
исламской культуры

История мусульманской экзегетики в Средние века (V—IX вв. Х. / XI—XV вв. н.э.). Пропагандистские комментарии

2016 Июль 29

В Средние века некоторые комментарии создавались не ради выражения каких-либо личных взглядов или популяризации жанра тафсир, а также не с целью предоставить возможность сравнения и выбора различных высказываний (аквал), но для пропаганды и распространении коранической экзегезы среди широких слоёв мусульманского общества. Комментарии, писавшиеся для простых людей или, по меньшей мере, не исключавшие их из числа своих адресатов, обладали своими особенностями, проявлявшимися или в изложении материала более простым языком, или в выборе тематики, или даже в использовании местных языков. Тенденция привлечь к коранической экзегезе простых людей привела к появлению в Средние века группы комментариев, которую некоторые теоретики называли «проповеднический комментарий». В настоящей статье «проповеднические» или «пропагандистские» комментарии не представляются в качестве отдельного жанра, ввиду их многообразия и смежности с другими жанрами коранической экзегетики.

Общей особенностью различных видов пропагандистского комментария является отсутствие аргументации и скрупулёзности рационалистических тафсиров, а также иснадов тафсиров, основанных на предании, и преобладание в них проповеднического тона. Ввиду того что довольно трудно найти комментарий, совершенно свободный от аргументации и подтверждения иснадом, едва ли удастся указать хотя бы один образчик, который можно было бы назвать проповедническим тафсиром в чистом виде. Действительно, пропагандистский оттенок в средневековых тафсирах следует искать с определённой оговоркой.

Несмотря на то что некоторые комментарии были написаны людьми, больше известными за свою проповедническую деятельность, они включают в себя значительный объём узкоспециальной тематики и не могут с лёгкостью трактоваться как «проповеднические». В этой связи можно отметить Зад ал-масир [Припасы в дорогу] выдающегося багдадского проповедника Ибн Джаузи (ум. 597 г. х. / 1201 г. н.э.), который при всей простоте изложения изобилует научной проблематикой. В сочинениях имамитского круга сходное положение занимает тафсир Абу-л-Фатха Рази.

Как бы там ни было, на востоке мусульманского мира пропагандистские оттенки можно скорее найти в персидских комментариях, которые, будучи написанными на местном языке, привлекали к себе более широкую аудиторию, а поскольку они не были созданы на арабском языке, то, естественно, в них не было необходимости подробно распространяться на такие темы, как грамматика, этимология и стилистика. Кроме того, когда хабары и хадисы переводились на местный язык, их иснады опускались, а матн давался в пересказе, поэтому во многих случаях ограничивались передачей только их смысла и общим иснадом. Хотя в персидских тафсирах узкоспециальным вопросам уделялось меньше внимания, очевидная пропагандистско-проповедническая интонация в них появляется только с VIII в. х. / XIV в. н.э.

Говоря о персидских комментариях, в первую очередь необходимо назвать Тадж ат-тараджим [Венец переложений] (изд. Тегеран, 1375/1996) Шахфура б. Тахира Исфараини (ум. 473 г. х. / 1080 г. н.э.), а затем тафсир Абу Бакра ‘Атика Нишапури, известного как Сурабади (конец V в. х. / XI в. н.э.; изд. Тегеран, 1380/2001).

В VI в. х. / XII в. н.э. имамит Абу-л-Футух Рази (ум. 552 г. х. / 1157 г. н.э.) написал Рух ал-джинан ва рауд ал-джинан [Райский дух и райские сады], ханафит ‘Умар б. Мухаммад Насафи (ум. 537 г. х. / 1142—1143 г. н.э.) создал Тафсир-е Насафи [Комментарий Насафи] (изд. Тегеран, 1376/1997), а Мухаммад б. Махмуд Нишапури (ум. после 599 г. х. / 1202—1203 г. н.э.) составил Баса’ир-е Йамини [Прозрения Йамини] (изд. Тегеран, 1358/1979) — все эти сочинения находились на грани между научным и пропагандистским комментарием. В VII / XIII в. образчиком подобного комментария служит четырёхтомный тафсир ал-Балабил ал-калакил [Сумятица] Абу-л-Макарима Хасани Ва‘иза (изд. Тегеран, 1376/1997). Сюда же следует добавить Тафсир-е Кур’ан-е пак [Толкование Чистого Корана] (изд. Тегеран, 1349/1970), коранический комментарий, содержащийся в кембриджской рукописи (изд. Тегеран, 1349/1970), Комментарий к десятой части Великого Корана (изд. Тегеран, 1352/1973), Тафсир Шанкаши (изд. Тегеран, 1355/1976) (см. также: Азарнуш, с. 97, 191).

В середине IX в. х. / XV в. н.э. учёный-ханафит из Герата ‘Али б. Мухаммад Шахруди (ум. 875 г. х. / 1470 г. н.э.) написал персоязычный комментарий Мултака ал-бахрайн [Место слияния двух морей], который в противоположность традиции, принятой в персидских тафсирах, содержал немалое количество специальных вопросов по грамматике и стилистике (Эдирнави, с. 302—303).

Примером позднего суфийского комментария на персидском языке является Мавахиб-е ‘Алийе [Дары ‘Али] Хусейна Ва‘иза Кашифи (ум. 910 г. х. / 1505 г. н.э.) (см. Список источников). К этому следует прибавить Хада’ик ал-хака’ик [Сады истин] малоазийского суфия Му‘ин ад-Дина Деде Зумджи (Эдирнави, с. 356; другие примеры см.: Азарнуш).

Кроме собственно персидских комментариев необходимо упомянуть комментарий, написанный Кавамом ас-Сана Исфахани (ум. 535 г. х. / 1140—1141 г. н.э.) в нескольких томах на исфаханском диалекте (Суйути. Табакат, с. 38).

Ряд комментариев был написан или переведён на язык тюрки. Здесь в числе комментариев, созданных на местных языках, необходимо отметить сочинение на восточном тюрки, известное как «Среднеазиатский тафсир» (V в. х. / XI в. н.э.) и хранящееся в Библиотеке Академии наук в Санкт-Петербурге (см.: Боровков. Введение). Существует комментарий на чагатайском языке, созданный в Центральной Азии и переписанный Мухаммад-Йусуфом Абари в 737 г. х. / 1337 г. н.э. (другие примеры см.: Инан, с. 324—327; Джа‘фар-оглу, с. 273).

Кроме того, появились сопровождаемые текстом Корана переводы комментариев на древне-испанский язык и записанные арабским письмом — сохранились рукописи этих переводов (описание см.: Вернет, с. 123—145). Неоднократно предпринимались переводы на тюркские языки тафсира Абу Ляйса (см.: настоящая Энциклопедия 6, с. 205).

В Средние века создавалось немалое количество поэтических произведений, посвящённых различным наукам, однако в области экзегетики известны лишь немногие образцы. Во-первых, необходимо отметить написанные в стихах ал-Байан ли ма ашкала мин муташабих ал-Кур’ан [Разъяснение того, что остаётся неясным в «сходных по смыслу» айатах Корана] и Татаммат ал-Байан [Завершение «ал-Байан»] Абу Шама Мукаддаси (ум. 665 г. х. / 1266—1267 г. н.э.) (см.: настоящая Энциклопедия 5, с. 588). Два следующих образчика принадлежат перу суфийских авторов. Во-первых, это написанное в размере раджаз ат-Тайсир фи ‘илм ат-тафсир [Облегчающий науку о толковании] (Субки 8, с. 199; Ибн Кази Шахба 2, с. 182) египетского суфия и учёного ‘Абд ал-‘Азиза б. Ахмада Дирини (ум. 694 г. х. / 1295 г. н.э.) — сочинение сохранившее популярность и в последующие века (см., например: Раудани, с. 170; Зерекли 4, с. 13). Как следует из названия, следует ожидать, что это небольшое сочинение об основах коранического комментария. Второй образчик — стихотворный комментарий на суру «Собрание» (№ 59), написанный Саййидом Мухаммадом Нурбахши (ум. 869 г. х. / 1464—1465 г. н.э.), известным руководителем братства кубравийа (Ака Бузург 23, с. 97).

Последнее изменение 2016 Авг 01