Версия для печати

История мусульманской экзегетики в X–XIX вв. Многообразие жанров

2016 Авг 05

В течение нескольких десятилетий на рубеже IX—X вв. х. / XV—XVI вв. н.э. произошли значительные события в истории мусульманского мира, оказавшие влияние на общее развитие истории культуры. Открытие морского пути из Европы в Индийский океан в 903 г. х. / 1498 г. н.э., положившее начало присутствию европейцев на мусульманском побережье Атлантического и Индийского океанов, образование государства Сафавидов в Иране в 907 г. х. / 1502 г. н.э. и превращение османского государства в империю в период с 918 г. х. / 1512 г. н.э по 926 г. х. / 1520 г. н.э. — лишь некоторые из этих событий. В XI—XII вв. х. / XVII—XVIII вв. н.э. в среде различных мусульманских религиозных течений, начиная от ханбалитов и кончая имамитами, а также в официальных религиозных и суфийских кругах наблюдается широкая волна стремлений по очищению религии от чужеродных напластований и возвращение к первоначальной чистой вере. Султан Селим (правил 918—926 гг. х. / 1512—1520 гг. н.э.), захватив Сирию, Египет, а затем и более обширные области мусульманского мира, в политическом отношении подчинил Османскому государству значительную часть территории, занимаемой суннитами, и тем самым ещё сильнее придал сафавидско-османскому противостоянию, противоборству шиитского меньшинства суннитскому большинству социально-экономический оттенок.

Нежелание суннитских кругов продолжать традиции прежней коранической экзегетики ограничило бытование существующих жанров, породив своего рода стагнацию в области комментаторской литературы. Деятельность пуристических и возрожденческих кругов положила начало салафитскому комментарию у суннитов и ахбаритскому комментарию у имамитов, в целом усилив противостояние имамитов с суннитами в области экзегетической литературы.

Многообразие жанров

Комментарий, основанный на предании (тафсир ал-ма’сур), имевший широкое распространение в Средние века, в последующие столетия был перемещён суннитами на периферию, так что в этот период не зафиксировано ни одного его яркого образчика. Такие сочинения, как представляющее собой извлечение хадисов из тафсира Байзави ал-Фатх ал-самави [Небесное Откровение] Зайн ад-Дина ‘Абд ар-Ра’уфа Манави (ум. 1031 г. х. / 1621 г. н.э.; Хаджжи Халифа 1, с. 193) и Фатх ал-кадир ал-джами‘ байна фанни ад-дирайат ва-р-ривайат мин ‘илм ат-тафсир [Откровение Всемогущего, разъясняющее искусство умозрения и опоры на предания в науке о толковании] Шаукани (ум. 1250 г. х. / 1834 г. н.э.), несмотря на традиционалистскую тенденцию их авторов, не могут быть отнесены к жанру тафсир ал-ма’сур в полном значении этого понятия. В области юридического тафсира и ахкам ал-Кур’ан в недрах суннитских религиозных течений также не появилось ярких сочинений (Хаджжи Халифа 1, с. 20; настоящая Энциклопедия 6, с. 679—680). При этом в постсредневековый период в имамитской среде процветали как тафсир ал-ма’сур, так и юридический комментарий.

В области комментариев, тяготеющих к умозрительным наукам, появилось несколько небольших и малозначительных сочинений: ряд отдельных комментариев на суры «Неверные» (№ 109) и «Очищение» (№ 112), а также «Вопрос и ответ о Коране» известного философа Джалал ад-Дина Давани (ум. 918 г. х. / 1512 г. н.э.; Ака Бузург 4, с. 336, 337; Эдирнави, с. 381; Зерекли 6, с. 32), комментарий на суру «Человек» (№ 76) и комментарий на полях (хашийе) на ал-Кашшафимамитского богослова и философа Гийас ад-Дина Даштаки (ум. 948 г. х. / 1542 г. н.э.; Зерекли 7, с. 304), Тафсир-е Харави [Гератский комментарий] Муллы ‘Али Кари (ум. 1001 г. х. / 1593 г. н.э.; Эдирнави, с. 405; Зерекли 5, с. 12), ввиду интересов автора, вероятно, обладавший и богословским значением, комментарий на айат «… нет ничего подобного ему» («Совет», 42:11) Йусуфа б. Мухаммад-хана Карабаги (ум. после 1030 г. х. / 1621 г. н.э.; Зерекли 8, с. 252), а также персоязычный комментарий афганского учёного Мухаммада б. Мухаммада Аслама Мира Захида (ум. 1101 г. х. / 1690 г. н.э.), известного своим знанием калама и философии (Там же, т. 7, с. 65). Единственным заслуживающим внимания исключением являются экзегетические труды Садр ад-Дина Ширази (ум. 1050 г. х. / 1640 г. н.э.), основателя философии «Высшей мудрости»: его Тафсир ал-Кур’ан ал-Карим [Комментарий к Священному Корану] (изд. Кум, 1366/1987) включает в себя толкование ряда сур, а Китаб асрар ал-айат [Книга тайн айатов] (изд. Тегеран, 1360/1981) построена по тематическому принципу. Далее необходимо упомянуть о комментариях-хашийе на оба эти сочинения Муллы Садра, выполненных Мауланой ‘Али Нури (ум. 1246 г. х. / 1830—1831 г. н.э.; изд. в сопровождении текста исходных сочинений; см. также: Каххале 7, с. 54), а также об отдельной работе последнего, посвящённой толкованию суры «Очищение» (№ 112) (Хонсари 4, с. 392).

Учитывая тот факт, что в поздний период многие учёные склонялись к суфизму, следует остерегаться называть «суфийским комментарием» написанные ими труды по экзегетике. При этом в упомянутый период комментарии, в которых преобладающую роль играет мистическое учение, писались реже. Это, например: комментарий Мухаммада б. ‘Умара Курда-эфенди (ум. 996 г. х. / 1588 г. н.э.), шайха братства халватийа в Турции (Зухрувайда, с. 4—5), четырёхтомный комментарий насуры «Скот» (№ 6), «Пещера» (№ 18) и «Победа» (№ 48) египетского суфия Мухаммада б. Мухаммада Бакри, по прозвищу Тадж ал-‘арифин («Венец знающих») (ум. 1007 г. х. / 1599 г. н.э.), комментарий на суру «Высочайший» (№ 87) Мухаммада б. Мухаммада Бахши Бакфалуни (ум. 1098 г. х. / 1687 г. н.э.), одного из алеппских шайхов братства халватийа (Там же, т. 7, с. 65), комментарий на суру «Иосиф» (№ 12) Йа‘куба б. Мустафы Фанайи (ум. 1149 г. х. / 1736 г. н.э.), одного из амасийских шайхов братства джилватийа (Там же, т. 8, с. 202). Обычно это частичные комментарии. В качестве исключения можно назвать такой суфийский комментарий, созданный в поздний период, как объёмный и полный тафсир Рух ал-байан [Дух разъяснения] Исма‘ила Хакки Бурусави (ум. 1137 г. х. / 1725 г. н.э.), одного из шайхов братства джилватийа в Турции. В своём труде автор стремился собрать материалы из прежних суфийских комментариев, а также экзегетическую проблематику из других суфийских сочинений и таким образом составить наиболее полный компендиум, посвящённый суфийской экзегезе (см.: настоящая Энциклопедия 8, с. 666—667). Ещё одним важным сочинением является ал-Бахр ал-мадид [Широкое море] Ахмада б. Мухаммада б. ‘Аджибы (ум. 1224 г. х. / 1809 г. н.э.), принадлежащего к магрибинскому братству даркавийа (см.: настоящая Энциклопедия 4, с. 214).

В рассматриваемый период число всеобщих комментариев, оставивших глубокий след в экзегетической литературе, невелико. Среди немногочисленных примеров можно отметить Иршад ал-‘акл ас-салим [Наставления здравого смысла], известный как Тафсир-е Абу-с-Са‘уд [Комментарий Абу-с-Са‘уда] Абу-с-Са‘уда Мухаммада б. Мухаммада ‘Имади (ум. 982 г. х. / 1574 г. н.э.), известного муфтия и шайх ал-ислама Османской Турции. При составлении своей книги Абу-с-Са‘уд взял за основу два популярных комментария — Замахшари и Байзави — и дополнил их своими рассуждениями (см.: Абу-с-Са‘уд 1, с. 4). В его труде можно встретить как достоинства двух упомянутых тафсиров, так и преимущества новых идей относительно коранической экзегезы — именно поэтому комментарий Абу-с-Са‘уда заслужил заметную популярность. Продолжение названия этого сочинения — тафсир ал-Кур’ан ‘ала мазхаб ан-Ну‘ман [толкование Корана согласно мазхабу Ну‘мана] — в известной мере свидетельствует о том, что книга написана на основе идей школы Абу Ханифы. Что касается вопросов фикха, то это действительно было так. Однако как бы там ни было, ввиду того что Османская империя покровительствовала ханафитам, подобное название могло только увеличить одобрение комментария, тем более что его автор был великим муфтием и поднёс свой труд султану Селиму.

Представляется, что некоторой известностью пользовались также следующие комментарии: Фатх ар-Рахман [Откровения Милостивого] Муджир ад-Дина ‘Алими (ум. 928 г. х. / 1522 г. н.э.; Зерекли 3, с. 331), Тафсир-е Фарйаби [Комментарий Фарйаби] Исхака б. Ибрахима Фарйаби (ум. 930 г. х. / 1524 г. н.э.; Эдирнави, с. 370), Тафсир-е Гази [Комментарий Гази] Мухаммада б. Мухаммада Гази (ум. 961 г. х. / 1554 г. н.э.; Там же, с. 386), ас-Сирадж ал-манир [Яркий светильник] Хатиба Шарбини (ум. 977 г. х. / 1569—1570 г. н.э.; Зерекли 6, с. 6), Тафсир-е Мунши [Комментарий Мунши] Мухаммада б. Махмуда Сарухани Ак-Хисари (ум. 1001 г. х. / 1593 г. н.э.; Там же, т. 6, с. 51), ал-Бурхан фи мушкилат ал-Кур’ан [Доказательство о трудных местах Корана] Абу-л-Ма‘али Шайзалы Мисри (ум. 1002 г. х. / 1594 г. н.э.; Суйути. ал-Иткан 1, с. 31—32; Эдирнави, с. 407), Тафсир-е ‘Айши [Комментарий ‘Айши] Мухаммада б. Мустафы Руми (ум. 1011 г. х. / 1603 г. н.э.; Там же, с. 410), Тахрир ат-та’вил [Запись аллегорического толкования] ‘Имад ад-Дина ‘Имади (ум. 1051 г. х. / 1641 г. н.э.; Зерекли 3, с. 332),Зийа’ ас-сабил [Свет в пути] Мухаммада ‘Али ‘Алана Бакри (ум. 1057 г. х. / 1647 г. н.э.; Там же 6, с. 293), Тафсир-е Ибн Аби-с-Сурур [Комментарий Ибн Аби-с-Сурура] Мухаммада б. Мухаммада Бакри Сиддики (ум. 1087 г. х. / 1677 г. н.э.; Там же, т. 7, с. 64), Тафсир-е Махаллати [Комментарий Махаллати] Мухаммада б. ‘Абд ар-Рахима Махаллати (ум. 1207 г. х. / 1792—1793 г. н.э.). Все эти сочинения, по описаниям, созданы в похожем стиле (Там же, т. 6, с. 201) и серьёзного и продолжительного влияния на традицию мусульманской экзегетики не оказали.

В дальнейшем авторы тафсиров, стремившиеся найти в сунне экзегетические высказывания, в большинстве случаев ограничивались комментариями на полях, а те, кто старался избегать подражания, обнаруживали тенденцию к отказу от личного мнения и возвращению к пониманию Корана предками.

В числе образчиков, достойных упоминания, можно отметить комментарий на суру «Фатиха» Мухаммада б. ‘Абд ал-Ваххаба (ум. 1206 г. х. / 1791—1792 г. н.э.), основателя ваххабизма (Там же, т. 6, с. 257), Фатх ал-Кадир [Откровение Всемогущего] Шаукани (ум. 1250 г. х. / 1834 г. н.э.), который на базе подхода предков старался сочетать принципы рационалистического и основанного на суннекомментария (см.: т. 1, с. 12—13), Фатх ал-Байан фи макасид ал-Кур’ан [Откровения Разъясняющего о целях Корана] Мухаммада Садик-хана Каннауджи (ум. 1307 г. х. / 1889—1890 г. н.э.), представляющий собой целиком и полностью салафитский комментарий (изд. Бейрут/Сайда, 1412/1992, в 15 тт.). В качестве единственного примера всеобщего рационалистического комментария, основанного на признании ценности сунны для экзегетики, а также принципах пуризма, можно отметить Рух ал-ма‘ани [Дух смысла] Махмуда б. ‘Абдаллаха Алуси (ум. 1270 г. х. / 1853—1854 г. н.э.). Среди особенностей этого сочинения — масштабность тематики и подбора высказываний, критический и избирательный подход к высказываниям предшествующих комментаторов, пространные личные рассуждения автора и отрицательное отношение к влиянию иудейских и христианских Священных Книг. Этот комментарий, будучи одним наиболее влиятельных тафсиров позднего периода, впервые был издан в Каире в 1301 г. х. / 1884 г. н.э. и впоследствии неоднократно переиздавался.

В течение этого столетия в имамитских и зайдитских кругах также предпринимались заслуживающие внимания попытки создания комментариев.

Последнее изменение 2016 Авг 08