Фонд исследований исламской культуры
 имени Ибн Сины

Анализ фильма Мела Гибсона «Страсти Христовы» (США, 2004)

2016 Май 24

Краткое содержание

Фильм рассказывает о последних часах присутствия Иисуса Христа среди людей после Тайной вечери, о последних событиях, предшествовавших, по убеждению христиан, его распятию, а по убеждению мусульман – его вознесению в небеса. Учитывая то, что западным кинематографом снято множество фильмов о жизни Иисуса, главной отличительной чертой данной картины является стилистика повествования и крайне драматичное изображение последних мгновений Христа на земле.

Историчность сюжета

Фильм «Страсти Христовы» снят на основе четырех канонических Евангелий. Сценаристы не отходили от текста Священного Писания, чтобы снять исторически правдивую картину об Иисусе Христе. Поэтому американские кинокритики назвали «Страсти Христовы» лучшим фильмом в истории Голливуда с точки зрения соответствия Евангелию.

Анализ избранных сцен

Сцена 1. Иисус молится Господу

После Тайной вечери Иисус сообщает апостолам, что скоро один из них предаст его. Они находятся в Гефсиманском саду. Христос (Джеймс Кэвизел) молится в уединении. Он охвачен тревогой, его трясет. Вернувшись к ученикам, он находит Петра (Франческо Де Вито), Иоанна (Христо Живков) и других апостолов спящими.

Иисус: Петр! Вы не могли даже часа понаблюдать за мной?

Петр: Учитель, что с вами случилось?

Иоанн: Мне позвать остальных?

Иисус: Нет, Иоанн. Я не хочу, чтобы они видели меня таким.

Петр: Вы в опасности?

Иоанн: Нам нужно бежать, учитель?

Иисус: Останьтесь здесь. Смотрите. – Уходя, добавляет: Молитесь.

Иоанн: Что с ним?

Петр: Он боится. Он говорил об опасности, пока мы ели. Он упомянул предательство и...

Внезапно раздается неприятное карканье вороны, и кадр переносится туда, где Иуда предает Христа. Затем кадр вновь возвращается в Гефсиманский сад. Иисус молится, а Петр и Иоанн наблюдают за ним издалека.

Иисус: Услышь меня, Отец! Встань... Защити меня! Спаси меня от капканов, расставленных на меня!

Доносится голос дьявола (Розалинда Челентано): Ты правда веришь, что один человек может вынести всю тяжесть греха?

Иисус: Защити меня, Господи! Я верю в Тебя! К Тебе уповаю!

Дьявол: Говорю же, ни один человек не может вынести такую ношу. Она слишком тяжела. Спасение их жизней слишком дорого. Никто. Никогда. Нет. Никогда.

Иисус: Отец! Ты можешь многое. Если это возможно, пусть эта ноша перейдет от меня. Но пусть свершится Твоя воля, а не моя.

Иисус, всё это время смотревший в небо, падает наземь. Луна, что светила до этого момента, медленно скрывается за тучами. Дьявол искушает, а Иисус молится.

Дьявол: Кто твой отец?.. Кто ты?..

Затем дьявол направляет к Иисусу змею. Она ползает по руке лежащего на земле Христа. Зловещая фоновая музыка сообщает о приближающейся опасности. Вдруг Иисус встает с места, смотрит дьяволу прямо в глаза и ударом ноги расплющивает голову змеи. В этот миг появляются римские солдаты.

Анализ сцены

Эта сцена как вступление фильма готовит зрителя к главной теме. Иисус знает, что будет распят, поэтому его охватывает великий страх. Его страх связан не с тем, что он должен покинуть этот мир: он боится не пройти ожидающие его испытания от Бога. Именно в это время появляется дьявол и нашептывает, что он не может пройти их. Но Христос, прибегая к защите Господа, одолевает козни дьявола.

Поскольку впоследствии Христу придется терпеть ужасные мучения, он предстает здесь сильным и стойким человеком, который покорно молится Господу. Эта сцена внушает зрителю веру в то, что Иисус может перенести нечеловеческие муки. Поэтому зритель верит, что если даже в воле Христа была какая-то слабость, то теперь дух его непоколебим и он как истинный верующий покорно выполнит волю Божью.

Специальное освещение заменяет утренние сумерки, когда граница между светом и тьмой неясна и лишь Божья помощь может защитить человека от козней дьявола. Также, когда дьявол искушает Иисуса, черные тучи закрывают луну, а когда Христос одолевает его, луна вновь выходит из-за туч. Атмосфера этой сцены удачно передает душевное состояние Христа.

Сцена 2. Распятый Христос говорит с Марией

После свершения римским прокуратором суда над Христом и вынесения ему по настоянию евреев смертного приговора Иисуса ведут на Голгофу и распинают на кресте вместе с двумя приговоренными к смерти. Один из них насмехается над Иисусом, а другой верит в него, и Христос обещает ему рай. Затем начинается буря, люди расходятся, Мария подходит к кресту и целует ноги Иисуса.

Мария: Плоть от плоти моей! Сердце от сердца моего! Сын мой, позволь мне умереть с тобой.

Иисус: Женщина... узри... сына своего. Сын... узри... мать свою.

В это время буря усиливается, мгла сгущается, и все расходятся. Неверующий преступник кричит: «Никого не осталось, никого, Иисус!» И небо разражается громом в ответ на его крик. Камера поднимается выше головы Иисуса, и он, смотря в небо, говорит: «Господь мой! Почему Ты оставил меня?» Он опускает голову, а когда снова поднимает ее, говорит: «Свершилось». Лицо Марии спокойно. Она смотрит на Христа, а он смотрит в небо и говорит: «Отец, в твои руки отдаю я дух свой». И, сделав глубокий выдох, отдает Богу душу. После этого с неба падает капля воды у самого креста Иисуса, и начинается землетрясение.

Анализ сцены

Эту сцену можно считать воссозданием стадии достижения Иисусом верха убежденности. Перенеся все наказания, он еще раз подвергается сатанинским наущениям, когда ему, распятому на кресте, преступник говорит: «Никого не осталось, никого, Иисус!» Будто бы даже тут он может усомниться и утратить свою веру. В это время Иисус, жалуясь, говорит: «Господь мой! Почему Ты оставил меня?» Но тут же приходит в себя, покоряется Божьей воле и, сказав: «Свершилось», – словно сообщает о неком событии, которое свершилось между ним и Царством Божьим, и он узрел свое избавление.

Мария также предстает в этой сцене в роли терпеливой, убежденной женщины, которая в последние мгновения жизни своего сына выражает ему свое сопереживание и соучастие в его миссии. Для придания большей духовности сцене распятия Христа использован следующий прием: после того как он отдает Богу душу, Голгофа показывается сверху. Такой ракурс как бы сообщает зрителю, что Господь наблюдает за происходящим сквозь слезы, одна капля которых падает у креста Иисуса и вызывает землетрясение.

Выражение небесной скорби таким близким и понятным западному зрителю образом довольно успешно может сообщить ему о сопереживании Царства Небесного этому событию.

Выводы

Мел Гибсон представляет в этой картине свое видение Божьего пророка, которое имеет следующие особенности.

1. Фильм начинается цитатой из Книги пророка Исайи: «Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились» (Глава 53. Стих 5. 700 лет до Р.Х.). Это вступление имеет несколько смыслов. Во-первых, оно раскрывает суть миссии Христа: он терпит боль и муки для того, чтобы другие рабы Божьи нашли исцеление. Во-вторых, слова «изъязвлен» и «ранами» напоминает нам о физических наказаниях, что указывает на подлинность жизни Христа. Таким образом, в фокусе внимания создателя фильма находятся земные мучения Иисуса.

2. Телесные наказания Иисуса показаны настолько подробно и драматично, что не каждый зритель может смотреть на них. Учитывая то, что Гибсон не рассказывает о прочих событиях из жизни Христа и не раскрывает других сторон его личности, упоминая лишь о его великих физических страданиях, этот вопрос можно рассмотреть с двух точек зрения. Во-первых, великая миссия пророка Иисуса заключалась лишь в принятии на себя всей тяжести людских грехов и принесении себя в жертву за них, и потому у него не было никаких обязанностей перед людьми в плане их духовного роста и наставления на путь спасения. Во-вторых, грехи человечества неописуемо многочисленны и велики, и потому ужасная жестокость наказания Иисуса Христа соразмерна совершённым и совершаемым людьми грехам.

3. Внимание режиссера настолько сконцентрировано на физических страданиях пророка, что зритель не видит каких-то иных духовных качеств его личности, кроме безграничной любви к человечеству и готовности пожертвовать собой ради него. В этой картине Иисус предстает скорее оправданным миссионером, нежели ответственным, наставляющим или заботливым богом. В нем нет никаких признаков стремления быть наставником для своих последователей. Данный фильм показывает, что единственный путь достижения пророком высшей духовной степени и выполнения возложенной Богом миссии – это беспрекословное принятие мучений.

4. По сравнению с другими голливудскими фильмами, где Иисус Христос изображается в довольно современном и осязаемом образе и представляется героем с такими качествами, которые соответствуют их сценарию, Мессия в работе Гибсона очень величав и степенен. Несмотря на то, что в нем не проявляется чего-то божественного и он, как простой человек, борется со своими страхами и сомнениями, он уверенно преодолевает их, предавая себя в руки судьбы, предначертанной для него Господом.

5. Внешний облик Иисуса в этом фильме довольно похож на тот образ Христа, который с давних пор известен зрителю и запечатлен в его памяти. Гибсон настолько скрупулезно следовал тексту Евангелий при создании этого фильма, что американские кинокритики назвали его фильм лучшим в истории Голливуда с точки зрения соответствия Евангелию.

Источник: Сейеда Разийа Йасини. Образы пророков в кинематографе / пер. с перс. Дж. Мирзоева. – М.: ООО «Садра», 2016. – С. 51–57. – [Культура и традиции].

На фото: кадр из фильма Мела Гибсона «Страсти Христовы» (США, 2004).

Последнее изменение 2016 Май 25