Фонд исследований
исламской культуры

Современная женщина – кто она?

2017 Янв 27

В XV и XVI столетиях (вслед за Ренессансом и удалением от старых обычаев и религии) мысль Декарта и логика аналитической науки заменили естественные чувства и религиозные переживания. Как заметил Дюркгейм, индивидуальная автономность в собственной торговле, связанная с узким социальным пространством (семьей, племенем или страной) и жизнь для себя как независимое существование оказались заменены единством общества и связью всех со всеми. Выгода подменила собой ценности. Реализм вытеснил идеализм.

Инстинкты заменили духовные поиски, благосостояние и жизненные проблемы встали на место самосовершенствования, познания Бога и личностных ценностей. Рациональная логика осознанно поменялась на некий суррогат для священного и духовного, который путем использования неприемлемых форм материалистического анализа оказался связан с видом внешнего удовольствия.

Корни этих измерений сокрыты в глубинах бытия. С самого начала существования человечества они волновали умы людей, представляя собой загадочное притяжение других миров, происходящее от сущности судьбы. Они абсолютны. Их источник – в божественной судьбе. Но, увы, природа заменила метафизику, наука вытеснила вдохновение, удовольствие пришло на смену целомудрию, счастье – совершенству, а спокойствие – благочестию. Как сказал Френсис Бэкон, «могущество заменило истину».

Эта духовная и интеллектуальная перемена, глубокая эволюция человеческих ценностей повернула главное направление культуры, знания и чувства. Новые виды зарабатывания на жизнь, новые виды любви и взаимосвязи между мужчинами и женщинами в социуме и их взаимодействия с другими людьми имели революционный эффект для тех основ, что являются фабрикой нашей жизни, литературы, искусства и чувств.

Все эти вещи анализируются в соответствии с научными и позитивистскими взглядами Декарта. Раньше сакральные и этические принципы, которые всегда считались выше человеческого знания, имели божественный отпечаток. Теперь же они рассматриваются как материальные вещи. Среди этих ценностей находятся женщины и любовь, первоначально сосуществовавшие вместе под ореолом святости. Они были сокрыты в воображении и вдохновении, являясь недостижимыми. Теперь же их место на классных досках и афишах.

Одним из людей, ответственных за это, был Клод Бернард, который смотрел на человеческие существа как на трупы, лишенные духа. Фрейд, в свою очередь, видел дух как чисто животное проявление. Для буржуазии жизнь есть деньги. Результатом является то, что мы наблюдаем сейчас.

Этому противостояли христианские священники. Их лабораториями были церкви. Но они ничего не могли предложить в ответ, кроме «отлучения». Они являлись объединением, которого никто не опасался. В противоположность материалистам, до последнего рассуждавшим и приводившим примеры, они просто кричали: «Религия умирает!», исходя из беспочвенных канонических законов. Они постоянно раздували адское пламя перед лицами прихожан, но это не приносило пользы.

Основной интерес жизни женщины заключался в семье. Даже тогда, когда у нее не было независимой человеческой личности, впоследствии она по крайней мере смогла легко выделиться из семьи, с которой жила одним духом. Мало-помалу она приобрела экономическую независимость. Она начала работать вне дома. По мере роста индустриализации, с ежедневным прогрессом и увеличением социальной занятости женщина пошла работать.

С экономической точки зрения, хозяйственная независимость создала основу для ее социальной независимости, через которую она получила индивидуальное бытие вне своего мужа и детей. Сегодня, перед тем как выйти замуж и стать домохозяйкой, женщина имеет индивидуальную самостоятельность. Поскольку она развилась интеллектуально, это привело к изменению ее взаимосвязей с окружающими (с ее мужем, отцом и семьей). Семейная жизнь больше не базируется на чувственных переживаниях и интуитивном притяжении, бессознательных духовных усилиях, но скорее на принципах прямого логичного расчета и тщательной калькуляции. Женщина была освобождена от множества социальных, семейных и религиозных цепей путем обретения этого расчетливого взгляда на ситуацию. Теперь у нее есть способность наблюдать реальность, возможность анализировать и размышлять, искать себя в удовлетворении собственных интересов и в личной пользе, тратиться на себя. Она, естественно, ищет удовольствия, спокойствия, понимания и счастья. Но в то же самое время многие глубинные переживания у нее отобраны. Ее наследственные чувства, которые представляют собой нечто отличное от разума, устраняются. Ее человечность пострадала, оставив ее в одиночестве. Но это же создало ее независимость.

Дюркгейм показал, что в прошлом социуме дух общей коллективной ответственности был силен. Когда развился экономический индивидуализм, то семейные корни, способности, идеалы и дух умалились. Индивидуумы стали автономны. Эта независимость дала им множество возможностей. Очевидным фактом является то, что 18-летняя девушка может очень легко снять себе собственное жилье и жить вне контроля кого-либо.

Женщине предоставляется множество свобод дома, исходя из экономических условий. Когда она недовольна своей жизнью, то убегает от ситуации, так как имеет собственные права. С ее точки зрения, перенесение забот других не подходит для здорового рассудка. Таким образом, когда надо принести жертву или проявить щедрость, она закрывает глаза.

Для всего, что приводит к благополучию, для мира грез, удовольствия и свободы ее глаза открыты. Это происходит потому, что такие вещи, как верность, жертвенность, великодушие, признательность и любовь – исключительно духовные и этические понятия. Они не постижимы путем рассудочных или логических доказательств.

«Пожертвуй своей жизнью, чтобы другие могли жить» или «неси печаль, чтобы другие могли получить счастье» – это дела, которые не могут быть оплачены, нет возможности сосчитать их.

А после кто сможет ответить на ее вопросы: «Почему я должна жертвовать собой для того, кто нуждается во мне? Почему я должна оставаться верна ему? Почему я должна быть с этим уродливым, слабым мужчиной, если тогда, когда я что-то обещала ему, на что-то соглашалась, он был красив, силен и являлся единственным созданием рядом со мной в то время? Я терпеливо переносила его. Почему сейчас я должна закрыть глаза на красивого и сильного мужчину, который стоит передо мною и понимает мою душу и мои цели?»

Сартр приводит пример. Женщина была замужем за непривлекательным мужчиной. В противоположность ему, у нее был любовник. Путь ясен. Оба мужчины нуждаются в ней. Одному она нужна как жена, а второму – как любовница. Сама женщина скорее нуждается во втором, чем в первом. Если она останется верной мужу, ею в жертву будут принесены двое (она сама и ее любовник), а удовлетворена только одна потребность (это права ее мужа). При бегстве от него две потребности удовлетворены и одною пожертвовано. То, что должна сделать женщина, ясно. Ее рассудок выдает решение, подобное математической формуле. Условие, по которому она должна была

бы поступить наоборот, пожертвовав двумя ради одного, не подпадает под интеллектуальные или логические критерии в соответствии с Картезием или Фрейдом. Но разумная женщина думает и действует логически. Экономическая свобода и социальные права предоставили ей возможность поступать так, и она пользуется этим.

Дети приходят в мир. Ребенок ограничивает возможности отца и матери. Разум никогда не примет тот факт, что мысли и свобода двоих людей жертвуются ради одного. Они даже не рожают детей или, родив, оставляют на попечение няни либо каких-то учреждений. Среди всех нелогичных чувств, этических и традиционных границ только совесть способна удержать женщину.

Сотни иррациональных, непрактичных реальностей, которые поддерживали в женщине выбор в пользу прощения, страдания, жертвенности во имя мужа и детей, дома, семьи, духовных ценностей, были разрушены. Потому что экономическая и социальная самостоятельность позволили ей выработать индивидуалистический дух вместо следования духу общественному, в котором растворяется индивидуальность.

Источник: Шариати А. Фатима – дочь Пророка / пер. с перс. М. Ибрагимовой. – М.: ООО «Садра», 2017. – С. 56–60.

Последнее изменение 2017 Янв 30