Фонд исследований исламской культуры
 имени Ибн Сины

Татарское кладбище в Волковой деревне как центр религиозной активности мусульман Ленинграда в 1940–1950-е гг.

2017 Март 10

Недоступными для нас оказались и фотографии, относящиеся к периоду блокады Ленинграда. Некоторые мусульмане были эвакуированы. В эти годы ушли из жизни последние представители дореволюционной мусульманской интеллигенции. Одним из последних был погибший в первую блокадную зиму 1941–1942 гг. Исмаил Номанович Леманов (1871–1942), бывший редактор газеты «Миллят», издававшейся в 1913–1915 гг. в Петербурге мусульманской группой депутатов Государственной думы IV-го созыва.

Татарское кладбище в Волковой деревне находилось тогда на городской окраине, и для людей, проживавших в других районах, было настоящим подвигом доставить тело умершего до места последнего упокоения. Но сделать это самому было надежнее и достойнее для памяти покойного, чем доверять это дело похоронной команде. Мало кому удавалось соблюсти мусульманский обряд и предать тело земле в день смерти до захода солнца. Всех умерших клали в братскую могилу. За то, чтобы похоронить человека в отдельной, а не в братской могиле, родственники умершего отдавали золото и другие драгоценности. Или обменивали золото на хлеб и расплачивались хлебом с теми, кто предавал тело земле. Так, моя бабушка похоронила свою мать на Татарском участке Ново-Волковского кладбища, оплатив работу частных могильщиков буханкой хлеба и золотыми украшениями. На могиле устанавливалась небольшая палка или доска, к которой проволокой была прикреплена дощечка или картонка с фамилией, именем и отчеством и датами жизни. Уже к концу войны многие могилы блокадного времени оказались утраченными. Немало индивидуальных могил было вырыто с нарушением санитарных норм, на глубине меньше требуемых 80 см от поверхности земли. Поэтому впоследствии на городских кладбищах, включая Ново-Волковское, производились перезахоронения, и установить место упокоения близкого человека для многих выживших блокадников уже не представлялось возможным (Яров С.В. Повседневная жизнь блокадного Ленинграда. М.: Молодая гвардия, 2013. С. 186.).

После окончания войны в Ленинград прибыли новые жители, состав татаро-мусульманской общины города вновь обновился, как это уже было после Октябрьской революции, – то есть при жизни одного поколения. Некоторым прежним жителям, вернувшимся из эвакуации или с фронта, пришлось поменять свое место жительства, так как их квартиры были заняты другими жильцами. Так, например, случилось с моей бабушкой, которая до войны и в первые годы блокады до эвакуации жила в коммунальной квартире на улице Марата в районе Пяти углов, месте компактного проживания татар-мишарей в начале XX в.

Несмотря на некоторые послабления, сделанные в отношении религии в годы войны И.В. Сталиным, они практически не затронули ислам. Возобновившиеся после войны ходатайства об открытии для верующих Ленинградской Соборной мечети так и не были удовлетворены. Мусульмане были вынуждены собираться для проведения пятничных и праздничных намазов на Татарском участке Ново-Волковского кладбища.

Татарский участок Ново-Волковского кладбища – одно из старейших сохранившихся мусульманских кладбищ в Европе. Оно было основано в 1826 г. в ответ на ходатайство военного ахуна Отдельного гвардейского корпуса Д. Хантемирова. В результате в том же году под мусульманское кладбище

был выделен участок в 2 десятины земли на берегу реки Волковки в районе Волковой деревни – в трех верстах от города. Очевидно, главной причиной выбора этого места было то, что при Екатерине II здесь компактно хоронили турецких военнопленных, проживавших неподалеку от Волковой деревни.

После Октябрьской революции Татарское кладбище продолжало служить местом упокоения татар и представителей других народов, исповедующих ислам. Со временем здесь все чаще стали появляться могилы людей, которых можно назвать мусульманами лишь в силу этнической принадлежности. Но определенные правила погребения по мусульманскому обряду соблюдались и здесь: так, мертвых, как правило, хоронили в саване, без гроба. Это подтверждают имеющиеся в нашем распоряжении фотографии из государственных и частных архивов, относящиеся к 1950–1980-м гг.

После закрытия для верующих мечети в 1940 г. значение Ново-Волковского кладбища в жизни мусульман возросло. Кладбище стало местом проведения пятничных намазов, собиравших несколько сотен человек. Иными словами, мусульмане вернулись к ситуации столетней давности – когда еще не была построена Соборная мечеть. Сюда приезжали верующие со всего Ленинграда и из ближайших пригородов.

После войны кладбище продолжало служить местом проведения пятничных намазов. Во время праздников Курбан-байрам и Ураза-байрам на кладбище собиралось 7 000–8 000 чел. (Тагирджанова А.Н. В костеле мог бы звучать азан… // История Петербурга. 2008. № 2 (42). С. 53–60). В нашем распоряжении имеются несколько фотографий, сделанных ленинградским фотографом, сотрудником Государственного музея истории религии и атеизма АН СССР Д.И. Исхаковым в 1954 г. на Татарском кладбище. На фотографиях запечатлены группы верующих во время праздничного и пятничного намазов. Как среди мужчин, так и женщин на фотографии присутствуют большей частью пожилые люди. На одном из снимков, относящихся к 1954 г., запечатлен джаназа-намаз (погребальная молитва). Примечательно, что среди присутствующих на этом снимке немало женщин (около одной трети от общего числа). Они располагаются на заднем плане за мужчинами.

В 1964 г. Татарский участок Ново-Волковского кладбища был частично законсервирован. Однако каждый год на кладбище появляются новые захоронения, – нередко на месте бесхозных старых.

Другим старым мусульманским кладбищам на территории, административно относящейся в наши дни к Санкт-Петербургу или Ленинградской области, не так «повезло». К 1917 г. мусульманские кладбища (участки) существовали в следующих населенных пунктах, входящих ныне в состав Санкт-Петербурга или Ленинградской области: Любани (с сер. XVIII в.), Царском Селе (с 1820-х гг.), Кронштадте (с сер. XIX в.), Гатчине (с 1851 г.), Луге (с нач. XX в.), Петергофе (с нач. XX в.), Тосно (с 1905 г.), Новой Ладоге (с 1906 г.), Выборге (с 1911 г.), Териоках (с 1916 г.) (Подробнее об этом см.: Беккин Р.И. Забытые мусульманские кладбища в окрестностях Петербурга // История Петербурга. 2014. № 1. С. 81–85). К середине прошлого столетия большая часть этих кладбищ была безвозвратно утрачена. Так, например, по свидетельству лужского старожила Борислава Брониславовича Таканаева, мусульманское кладбище в Луге было практически полностью разрушено во время войны, так как здесь стояли немцы и велись активные боевые действия (Интервью Р.И. Беккина с Б.Б. Таканаевым, 10 августа 2015 г. (Материалы

автора)). Однако находящееся рядом еврейское кладбище уцелело. Это, на наш взгляд, объясняется тем, что надмогильные памятники татар были из недолговечного материала. Иногда это были лишь небольшие деревянные знаки над холмиками. Некоторые из этих холмиков уцелели до наших дней, но местные старожилы не смогли помочь мне с идентификацией этих захоронений. Памятники на могилах дореволюционного времени принадлежат представителям семьи Таканаевых, но они не дореволюционные, а новые, относящиеся к 1960-м гг. и установленные самим Б.Б. Таканаевым (Сохранились фотографии этих памятников, сделанных самим Таканаевым).

Некоторые мусульманские некрополи исчезли еще до войны. Так, магометанское кладбище в Царском Селе, возникшее примерно в то же время, что и Татарское в Петербурге, было утрачено по вине самих мусульман. По свидетельству чиновников Дворцового управления, в ведении которого находилось Казанское кладбище, магометанский участок уже в 1909 г. находился в плачевном состоянии (В ответе чиновников на прошение мусульман о расширении магометанского кладбища, написанном в 1909 г., говорилось следующее: «…существующее магометанское кладбище находится в большом беспорядке и требует приведения его в надлежащий вид, чтобы можно было тогда судить о том, сколько на нем имеется свободных мест для погребения. Только по приведении кладбища в порядок уполномоченные магометан смогут ходатайствовать о прирезке нового участка земли». (РГИА. Ф. 487. Оп. 4. Д. 686. Л. 8об.).

На фотографии: Женщины во время пятничной молитвы на Татарском участке Ново-Волковского кладбища (1954 г.). Автор съемки: Д.И. Исхаков (из фондов ГМИР).

Источник: Ренат Беккин. Мусульмане в советском Петрограде – Ленинграде (1917–1991). – М.: ООО «Садра», 2017. – C. 17–21.

Последнее изменение 2017 Март 10